Тома Кутюр Картины. Тома кутюр картины


Живопись от Кутюр... - КниЖЖка с картинками

Широко известный в Европе в средине XIX века талантливый французский исторический и жанровый живописец, портретист Тома Кутюр, сегодня практически забыт за пределами родины. Но было время, когда он пользовался огромной популярностью благодаря своей изящной манере письма, утончённому чувству цвета, гибким линиям; когда в его мастерской отбоя не было от учеников: начинающие художники со многих стран мира предпочитали обучение у Кутюра занятиям в профессиональных школах изящных искусств.

Портрет оперной певицы мадемуазель Пуансо

Наш герой родился во французском городке Санлис на Уазе 21 декабря 1815 года в семье бедного сапожника Жана Кутюра.

.jpgПортрет Жана Кутюра, 1840 год

Отец мечтал дать сыну хорошее образование, надеясь, что тот станет учёным. Но юноша, так толком и не освоивший грамоту, по этому поводу не комплексовал и даже открыто бравировал своей необразованностью: Мне было десять лет, я едва умел читать, но зато превосходно рисовал буквы. Письмо было для меня просто рисованием. Поэтому мои домашние задания были несколько неразборчивы. Помню, как я страдал, когда в церковной школе брат-настоятель исправлял мои ошибки – добавлял необходимые с его точки зрения буквы. Мне дали награду за хороший почерк, и тогда он произнес следующее (так и слышу его голос): – Этот осел от природы не научится читать свои писания и через многие годы.

Автопортреты Тома КУТЮРТома решил проявить независимость и стать живописцем. Поэтому, после переезда семьи Кутюр в Париж (ему тогда было 11 лет), он поступил сначала в Школу искусств и ремесел, а затем в Школу изящных искусств в студию известного художника Жана Антуана Гро, у которого проучился пять лет, вплоть до самоубийства мастера. Затем он продолжил образование в мастерской не менее известного исторического живописца Поля Делароша. Несколько раз амбициозный Тома выставлял свои работы для получения престижных премий в школе искусств. Но завоёванные им награды были второстепенными (самая высокая – вторая Римская премия в 1837 году по окончании обучения у Делароша) и не соответствовали чаяниям начинающего художника.

Портрет мадам де Ла Ривьер, 1835-1845 гг.

Портрет Марии Симоне, 1836 год

Блудный сын                                                                                                   Джоконда

 Молодой венецианец после ночной оргии, 1840 год

 Вдова, 1840 год

Возмущённый живописец написал целую серию жанровых работ на христианские, средневековые, аллегорические сюжеты, портретов. Большим успехом пользовались его работы Молодой венецианец после ночной оргии, Блудный сын, Любовь к золоту, Вдова. С 1840 года Тома Кутюр начал выставлять свои исторические и жанровые картины в Парижском Салоне, которые не были обойдены вниманием критиков, однако вновь не принесли художнику желаемой славы.

 Мужской портрет, 1841 год

Жажда золота, 1843 год

Юная римлянка

Терпедариум

37.23Гораций и Лидия, 1844 год

Баронесса Д'Астье де ла Вижери, 1847 год

И вот он, Триумф! В 1847 году Тома Кутюр выставил в Салоне огромную, 8-метровую картину на античный сюжет Римляне времен упадка, написанную по заказу правительства для Люксембургского дворца, над которой он работал около трёх лет. В экспозиции, устроенной в залах Лувра, картине Кутюра было выделено одно из самых почётных и удачных мест, её разместили там, где обычно висела жемчужина Веронезе Свадьба в Кане Галилейской. Безупречное чувство композиции, точный и уверенный рисунок, приятный приглушенный колорит, вопреки отсутствию богатой палитры, имели особенный блеск и шик. Своеобразное сочетание эффектного классицизма жеста со смягчённым романтизмом чувств затмили собой произведения других участников Салона: Наконец-то у нас появился свой Веронезе (рецензия журнала Артист). Работа Кутюра – самое замечательное произведение в Салоне 1847 года (французский поэт и критик Теофиль Готье).

рим.pngРимляне времен упадка, 1847 годЦокольный этаж центральной галереи музея Д'Орсе

Картина с пикантными подробностями изображает сцену ночной оргии в роскошном дворцовом интерьере, таком, каким он встречался на картинах великих мастеров Веронезе, Тьеполо, Рубенса, Пуссена. Колонный зал оформлен пятью скульптурами героев римской истории, жесты которых, как кажется, взывают к добродетели. Изысканная обстановка, античный антураж, красота обнаженных тел, дозированное сладострастие облагораживают разгул страстей, что вполне соответствует духу художественных вкусов чувствительной французской буржуазной публики Второй империи. Зрители считали, что в сцене падения нравов на закате Римской империи художник намекал на современность. Не даром полотно было истолковано как сатира на режим Июльской монархии, а один из журналистов назвал его Французы времен упадка.

Художественный Париж не знал подобного блестящего триумфа. За полотно Римляне времен упадка помимо золотой медали первого класса 31-летнему художнику 11 ноября 1848 ему присвоено звание рыцаря Почётного легиона; государство приобрело его картину за двенадцать тысяч франков, она стала экспонироваться в Люксембургском музее.

Фредерик Шопен, Версаль

Маленькая купальщица, 1849 год

 Портрет Целии Курбе                                                                  Портрет мальчика, 1850 год

Портрет Целии Курбе

Портрет леди, 1852 год

Этюды.jpg

Этюды

Эскизы.png        Рука с пером и чернилами                                                  Рука                                                 Рука с молотком                    

 Хромой. Этюд

Портрет немецкого художника Ансельма Фейербаха, 1852 год

Лавры победителя тут же поставили Кутюра на одну ступень с известнейшими мастерами своего времени. Молодой, талантливый, успешный, смелый, в некотором роде даже революционный. Свои экспозиционные работы Кутюр писал в приятной светлой перламутровой гамме, свет, будто написанный мукой, как метко заметил Делакруа. Репутация его была такова, что коллекционеры ссорились даже из-за небольшого этюда или наброска мастера. Памятуя о том, как низко его ценили в Школе изящных искусств, художник бросил вызов alma mater, открыв собственную частную мастерскую, которая пользовалась огромным успехом у начинающих художников не только во Франции и Европе, но даже Америке. К нему направляли самых одарённых питомцев многие художественные школы и даже такая именитая, как мюнхенская. В 1850 году к нему в мастерскую поступил юный Эдуард Мане, наотрез отказавшийся учиться в парижской школе изящных искусств, и остановивший свой выбор на молодом Тома Кутюре. Это потом, позже, их пути разошлись, ученик пошёл своей дорогой, но несколько лет он взирал на учителя с нескрываемым благоговением и слушал его наставления: ...пусть спина ваша в работе покрывается потом, как у святого Иосифа... ...Ищите, ошибайтесь, но прежде всего привыкайте быть искренними. Тома Кутюр учил своих учеников работать гибкими линиями, простыми тонами, не смешанными на палитре красками, используя сочный, но тонкий красочный слой и прозрачные тени. Много времени уделял занятиям с обнажённой натурой.

Автопортрет Тома КУТЮР

Портрет девушки

Портрет мужчины

Портрет Дамы                                                                                           Женская головка

Портрет Филиппа Рикора

Фальконер (Сокольничий), 1855 год

Натюрморт

Ужин после маскарада, 1855 годМужчина, лежащий на полу, написан с ученика Кутюра немецкого художника Ансельма Фейербаха

Пьеро. Эскиз

Ужин после маскарада, гравюра

Пьеро-политик и Арлекин, 1857 год

Дуэль после бала-маскарада, 1857 год

Болезнь Пьеро

 Испытания Пьеро. Пьеро в суде, 1863 год

Большим успехом у любителей живописи пользовалась ироничная, а порой и саркастичная серия картин Тома Кутюра, главными героями сюжетов которой были два известных персонажа итальянской комедии дель арте Пьеро и Арлекин.В период наивысшей популярности Кутюра его новаторские методы были востребованы. В конце сороковых – начале пятидесятых годов он получил заказы на создание росписей и картин от правительства и церкви. Однако государственный заказ был вскоре аннулирован в связи с революционными событиями. В 1854 году Кутюр исполнил живописную роспись в капелле Марии церкви Святого Евстахия в Париже. Однако большая часть работ (композиции Крещение наследника и Возвращение французских войск из Крыма, роспись павильона Денон в Лувре) остались на этапе эскизов, другие оказались незавершёнными (историческая картина Набор добровольцев для городского музея г. Вове)

Куртизанка и её мать, 1857 год

Барабанщик 1857

Мечты, 1859 год    Художественный музей Уолтерса, Балтимор Мыльные пузыри    Музей Метрополитен, Манхэттен, Нью-Йорк

Мыльные пузырьки символизируют быстротечность жизни, в то время как увядающий лавровый венок на стене предполагает мимолетный характер славы и наград. Слово immortalité (вечность), начертанное на бумаге, вставленной в обрамлении зеркала, усиливает аллегорическое содержание картины.

Жорж Санд 1859 год

Молитва, 1860 год

Женский профиль, 1860 год

Молодая швея                                                                 Женская головка в профиль, 1855-60 годы

Нимфа и купидоны, 1860 год

Возвращение с полей

Пойманные приливом, 1860-годы

Молодые барабанщики

Кутюр был превосходным рисовальщиком, замечательным и оригинальным колористом. Современные французские критики Поль Манц и Теофиль Готье считали его реформатором, назвав его лидером новой школы, ставшей посредником между старым и новым искусством, между классицизмом, академизмом и романтизмом в живописи. Однако на открывшейся в Париже второй Всемирной выставке, где по настоянию Наполеона III были представлены произведения художников всего мира, подлинным триумфатором стал Жан Огюст Доминик Энгр. А Тома Кутюр, как и многие другие известные живописцы, довольствовался второстепенной медалью первого класса за Фальконера. Кутюр, честолюбивый, жаждущий успеха и признания, очень болезненно воспринял такую оценку своей работы и отказался от медали. Надо признать, что самолюбивый и заносчивый характер художника, способствовал тому, что его постепенно оставили почти все друзья и поклонники.

Автопортрет, Художественная галерея Университета Рочестера

Женский портрет

Портрет коллекционера Адольфа Моро

Реалист, 1865 годЭта картина является сатирой на реализм, ставший новым направлением в живописи, пренебрежительное отношение к классической культуре: художник восседает на голове античного бога дабы точно изобразить свинью, символ глупости, украсив студию соответствующим антуражем.

Американка, осваивающая ремесло живописца

Портрет Жюля Мишле

Принцесса Матильда Бонапарт, супруга Анатолия Демидова князя Сан-Донато

Портрет скульптора Фердинанда Барбединни Рисунок древесным углем и белым мелом на бумаге

Юный музыкант

Спонсорство, 1860-1869 годы

Дамокл, 1866 год

Эта картина Тома Кутюра стала по мнению современника самым примечательным ребусом Салона. Художник видел главное достоинство своего творчества не во внешних декоративных эффектах, а в глубоком поучительном смысле произведений. Поэт, увенчанный лаврами с россыпью золотых монет у своих ног, прикованный тяжёлой цепью к кольцу, вмурованному в стену, пребывает в глубокой задумчивости. Тайна Дамокла была разгадана только во второй половине ХХ века, спустя более ста лет после написания картины. Ключом стала латинская надпись изображённая художником на стене за спиной юноши: Лучше опасности свободы, чем позолоченная безопасность рабства. Скованный цепями поэт – духовный автопортрет Кутюра при дворе Второй империи, а в более широком смысле – метафорическое изображение всякого официального творца, находящегося на содержании у действующей власти и в плену её цензуры.

Дамокл – точно отражал характер Кутюра. Именно в это время, осознав всё неудобство положения придворного живописца, Кутюр отказался от официальной славы, в 1863 году закрыл свою мастерскую и распустил учеников. А вскоре и вовсе удалился в добровольное изгнание в деревушку Вилье-ле-Бель, где прожил до самой смерти: Для многих я давно уже мертв, но и на дне моей гробницы я продолжаю служить искусству.

Безумный

Цыганка

Портрет девочки

Портрет архитектора Эмиля Жильбера                                                               Голова женщины, 1876 год

Шарль Бодлер с одной из своих любовниц на коленях

Портрет мадам де Брюнеке

В провинции Кутюр продолжал писать картины, но больше камерные, по заказам невзыскательных, но богатых клиентов, преимущественно американских, по-прежнему обучал студентов. Однако все его помыслы были сосредоточены теперь на написании книги Методы и беседы в мастерской, которая была опубликована спустя четыре года. В ней он описал первые годы своего ученичества, собственные идеи и методы работы, которые использовал при обучении молодых живописцев в своей студии. Но интересному содержанию книги мешал высокомерный менторский тон изложения. Позже, на закате жизни, он вместе с внуком написал книгу о собственной жизни Тома Кутюр, его жизнь, творчество, характер, идеи, метод.

Портрет мадам Брют

Молодой итальянский уличный музыкант, 1877 год

Судья, идущий на работу

Одалиска, 1870 год

Молодая швея, 1870 год

Тернистый путь, 1873 год. Музей искусств Филадельфии

Тернистый путь сатира Кутюра на французское общество. Куртизанка впрягла в коляску не животных, а четырёх мужчин разных возрастов и сословий: трубадур, поэт, старый солдат, студент. Фигура ветхой старухи с бутылкой вина в корзине намекает будущее куртизанки. А фигура на пьедестале, на которой начертаны инициалы художника, смеётся над окружающим.

Монах, созерцающий череп, 1875 год

Скупой 1876 год

Музыкант, играющий на волынке, 1877 год

Кошки у камина, 1877 год

Дочь художника, 1878

Сёстры, 1879 год

Тома Кутюр Antoine BISETSKY

Художник Тома КутюрЭдмонд-Эжен ВАЛЬТОН

Можно по-разному относиться к живописи Тома Кутюра, восхищаться, любить её, воспринимать достаточно прохладно или оставаться равнодушным, но нельзя не признать, что художник был прекрасным педагогом и его творческий метод, равно удаленный и от академической традиции, и от приёмов романтизма, безусловно оказал огромное влияние на живописцев нового поколения. Из его мастерской вышло немало знаменитых художников, в том числе французы Эдуар Мане, Пьер Пюви де Шаванн, Шарль-Эдуар Арманд-Дюмареск, Марселен Жильбер Дебутен, немцы – Ансельм Фейерб

pro100-mica.livejournal.com

Кутюр Тома - французский художник.

Кутюр Тома — французский художник. Был учеником Антуана Жана Гро и Поля Делароша. В нач. 1840-х гг. пользовался большой популярностью благодаря своей элегантной манере письма, характерной для классической французской школы. Многие называли его «французским Веронезе».

Широкую известность получила его картина Римляне времен упадка (1847, Париж, Музей Орсе), на примере которой можно видеть, какую эволюцию претерпел классицизм от эпохи Давида, когда герои античности служили идеалом нравственности и гражданственности, до изображения Рима, погрязшего в удовольствиях и роскоши. Античность обретала черты занимательности. Кутюр работал также над монументальными росписями.

Кутюр Тома — французский художник.

Писал портреты (Альфред Брийа, 1850, Монпелье, Музей Фабра). Наиболее интересны его небольшие этюды (Сумасшедший, Руан, Музей изящных искусств и керамики). Здесь, в отличие от больших полотен, выполненных в сухой академической манере, он более живописен и искренен.

Одно время был учителем Эдуарда Мане. Однако в результате конфликта последнего с Кутюром (и академизмом в целом) Мане бросил учителя и стал одним из основоположником нового течения — импрессионизма.

 

Кутюр Тома — французский художник.

Несмотря на все свои эстетические заблуждения, сформированные эпохой и академической школой, Кутюр всегда оставался честным художником. Кроме того, он вошел в историю и как воспитатель одного из величайших живописцев 19 века: из мастерской Кутюра вышел Эдуард Мане. И что бы ни говорил впоследствии автор «Олимпии» о своем учителе, несомненно, многим Мане был обязан Кутюру — в отношении техники, в знакомстве с художественным наследием и даже, возможно, в своей предрасположенности к реализму.

Источник: Википедия

Кутюр Тома — французский художник.

Кутюр Тома — французский художник.

Кутюр Тома — французский художник.

Кутюр Тома — французский художник.

Кутюр Тома — французский художник.

Кутюр Тома — французский художник.

Кутюр Тома — французский художник.

Кутюр Тома — французский художник.

Кутюр Тома — французский художник.

Кутюр Тома — французский художник.

Кутюр Тома — французский художник.

Кутюр Тома — французский художник.

Кутюр Тома — французский художник.

Кутюр Тома — французский художник.

Кутюр Тома — французский художник.

Кутюр Тома — французский художник.

Кутюр Тома — французский художник.

Кутюр Тома — французский художник.

Похожие записи

design-kmv.ru

Живопись от Кутюр...: tiina

Автопортрет, Художественная галерея Университета Рочестера

Эта картина является сатирой на реализм, ставший новым направлением в живописи, пренебрежительное отношение к классической культуре: художник восседает на голове античного бога дабы точно изобразить свинью, символ глупости, украсив студию соответствующим антуражем.

 Американка, осваивающая ремесло живописца

Портрет Жюля Мишле

Принцесса Матильда Бонапарт, супруга Анатолия Демидова князя Сан-Донато

 Портрет скульптора Фердинанда БарбединниРисунок древесным углем и белым мелом на бумаге

Юный музыкант

Спонсорство, 1860-1869 годы

Дамокл, 1866 год

Эта картина Тома Кутюра стала по мнению современника самым примечательным ребусом Салона. Художник видел главное достоинство своего творчества не во внешних декоративных эффектах, а в глубоком поучительном смысле произведений. Поэт, увенчанный лаврами с россыпью золотых монет у своих ног, прикованный тяжёлой цепью к кольцу, вмурованному в стену, пребывает в глубокой задумчивости. Тайна Дамокла была разгадана только во второй половине ХХ века, спустя более ста лет после написания картины. Ключом стала латинская надпись изображённая художником на стене за спиной юноши: Лучше опасности свободы, чем позолоченная безопасность рабства. Скованный цепями поэт – духовный автопортрет Кутюра при дворе Второй империи, а в более широком смысле – метафорическое изображение всякого официального творца, находящегося на содержании у действующей власти и в плену её цензуры.

Дамокл – точно отражал характер Кутюра. Именно в это время, осознав всё неудобство положения придворного живописца, Кутюр отказался от официальной славы, в 1863 году закрыл свою мастерскую и распустил учеников. А вскоре и вовсе удалился в добровольное изгнание в деревушку Вилье-ле-Бель, где прожил до самой смерти: Для многих я давно уже мертв, но и на дне моей гробницы я продолжаю служить искусству.

Безумный

 Цыганка

Портрет девочки

Портрет архитектора Эмиля Жильбера                                                               Голова женщины, 1876 год

 Шарль Бодлер с одной из своих любовниц на коленях

Портрет мадам де Брюнеке

В провинции Кутюр продолжал писать картины, но больше камерные, по заказам невзыскательных, но богатых клиентов, преимущественно американских, по-прежнему обучал студентов. Однако все его помыслы были сосредоточены теперь на написании книги Методы и беседы в мастерской, которая была опубликована спустя четыре года. В ней он описал первые годы своего ученичества, собственные идеи и методы работы, которые использовал при обучении молодых живописцев в своей студии. Но интересному содержанию книги мешал высокомерный менторский тон изложения. Позже, на закате жизни, он вместе с внуком написал книгу о собственной жизни Тома Кутюр, его жизнь, творчество, характер, идеи, метод.

 Портрет мадам Брют

Молодой итальянский уличный музыкант, 1877 год

Судья, идущий на работу

Одалиска, 1870 год

Молодая швея, 1870 год

 Тернистый путь, 1873 год. Музей искусств Филадельфии

Тернистый путь сатира Кутюра на французское общество. Куртизанка впрягла в коляску не животных, а четырёх мужчин разных возрастов и сословий: трубадур, поэт, старый солдат, студент. Фигура ветхой старухи с бутылкой вина в корзине намекает будущее куртизанки. А фигура на пьедестале, на которой начертаны инициалы художника, смеётся над окружающим.

 Монах, созерцающий череп, 1875 год

Скупой 1876 год

Музыкант, играющий на волынке, 1877 год

Кошки у камина, 1877 год

Дочь художника, 1878

800px-Thomas_Couture_(attr)_Schwestern,1879.jpgСёстры, 1879 год

Тома КутюрAntoine BISETSKY

Художник Тома КутюрЭдмонд-Эжен ВАЛЬТОН

Можно по-разному относиться к живописи Тома Кутюра, восхищаться, любить её, воспринимать достаточно прохладно или оставаться равнодушным, но нельзя не признать, что художник был прекрасным педагогом и его творческий метод, равно удаленный и от академической традиции, и от приёмов романтизма, безусловно оказал огромное влияние на живописцев нового поколения. Из его мастерской вышло немало знаменитых художников, в том числе французы Эдуар Мане, Пьер Пюви де Шаванн, Шарль-Эдуар Арманд-Дюмареск, Марселен Жильбер Дебутен, немцы – Ансельм Фейербах, Рудольф Фридрих Генненберг и Вильгельм-Карл Генц, американцы – Уильям Моррис Хант, Эдриэнн-Джои Джонсон, Джон Лафарж и другие.

tiina.livejournal.com

Крепкие сюжетные линии в элегантном исполнении художника Тома Кутюр | DesigNonstop

Крепкие сюжетные линии в элегантном исполнении художника Тома Кутюр

0

Крепкие сюжетные линии в элегантном исполнении художника Тома КутюрТак получилось, что выдающийся французский художник Тома Кутюр (1815-1879) долгое время не мог получить престижную премию в школе искусств, где он учился. Раздосадованный живописец в отместку выдает на гора серию выдающихся исторических жанровых работ римской тематики, которая его мгновенно прославила. Всю свою последующую карьеру Кутюр стремился доказать школе искусств, что они были не правы, и, тем самым он поднял свое творчество на качественно новый уровень. Картины от Кутюр отличают крепкие сюжетные линии и элегантное исполнение великого мастера.

  

Ниже представлены уменьшенные варианты работ этого художника. Нажмите на понравившееся вам изображение и вы перейдете на сайт, где сможете рассмотреть картину в большом размере.

1. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

2. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

3. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

4. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

5. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

6. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

7. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

8. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

9. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

10. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

11. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

12. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

13. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

14. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

15. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

16. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

17. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

18. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

19. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

20. Тома Кутюр (Thomas Couture)Thomas Couture

Оцените, пожалуйста, статью!
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(0 голосов, в среднем: 0 из 5)

www.designonstop.com

Кутюр Тома Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Кутюр.

Тома́ Кутю́р (фр. Thomas Couture; 21 декабря 1815 (1815-12-21), Санлис — 30 марта 1879, Вилье-ле-Бель) — французский художник-академист.

Биография[ | код]

Тома Кутюр был учеником Антуана-Жана Гро и Поля Делароша. В начале 40-х гг. пользовался большой популярностью благодаря своей элегантной манере письма, характерной чертой классической французской школы, и с которым связано утончённое чувство цвета и полёт творческой фантазии, называемый многими французским Веронезе. Одно время был учителем Эдуарда Мане. Однако в результате конфликта последнего с Кутюром (и академизмом в целом) Мане бросил учителя и стал одним из основоположником нового течения — импрессионизма. Среди других учеников художника американец Эдвард Харрисон Мэй Младший, немцы Отто Книлле и Вильгельм Карл Генц.

Творчество[ | код]

Широкую известность получила его картина «Римляне времен упадка» (1847, Париж, Музей Орсе), на примере которой можно видеть, какую эволюцию претерпел классицизм от эпохи Давида, когда герои античности служили идеалом нравственности и гражданственности, до изображения Рима, погрязшего в удовольствиях и роскоши. Античность обретала черты занимательности. Кутюр работал также над монументальными росписями. Писал портреты (Альфред Брийа, 1850, Монпелье, Музей Фабра). Наиболее интересны его небольшие этюды («Сумасшедший», Руан, Музей изящных искусств и керамики). Здесь, в отличие от больших полотен, выполненных в сухой академической манере, он более живописен и искренен. Одна из лучших картин Кутюра «Маленькая купальщица» находится в Государственном Эрмитаже[2].

ru-wiki.ru

Тома Кутюр Картины

Большим успехом у любителей живописи пользовалась ироничная, а порой и саркастичная серия картин Тома Кутюра, главными героями сюжетов которой были два известных персонажа итальянской комедии дель арте Пьеро и Арлекин. С 1840 года Тома Кутюр начал выставлять свои исторические и жанровые картины в Парижском Салоне, которые не были обойдены вниманием критиков, однако вновь не принесли художнику желаемой славы.

Описание картины «Римляне эпохи упадка»

«Природе наплевать на все это, – бросает он, не в силах больше сдерживаться. – Подумаешь. «Что-то тут у вас не вытанцовывается», – кидает какому-нибудь ученику Дюбоск, в перерывах прохаживаясь с трубкой в руке между мольбертами и рассматривая находящиеся в работе этюды. Это зависит от какой-то полудюжины тех, кому надо чаще или реже наносить визиты. Помимо некоторых художников, стоящих особняком или слывущих бунтарями, – самый известный среди них Делакруа («в нем есть что-то и от титана и от обезьяны», – говорит Кутюр), – живопись не имеет отношения ни к правде жизни, ни к правде внутреннего мира самого творца. Кутюр работал также над монументальными росписями. Пико уже член Института, а Кутюр нет. Импульсивный, насмешливый Мане вовсе не намерен скрывать свои убеждения.

Широкую известность получила его картина Римляне времен упадка (1847, Париж, Музей Орсе), на примере которой можно видеть, какую эволюцию претерпел классицизм от эпохи Давида, когда герои античности служили идеалом нравственности и гражданственности, до изображения Рима, погрязшего в удовольствиях и роскоши. Искусство перестало быть актом творения, превратилось в имитацию. Письмо было для меня просто рисованием. Писал портреты (Альфред Брийа, 1850, Монпелье, Музей Фабра). Возражать ему бесполезно: он этого не допустит. Он еще ребенок– «всему удивляется, радуется пустякам» Пруст с удовлетворением отмечает, как изменился Мане– последнему сейчас девятнадцать лет.

Споры продолжаются в кафе, где ученики Кутюра постоянно задирают учеников Франсуа Пико. Что и говорить, юноша весьма привлекательный. Но разве был он тогда на это способен.

Смысл слов не имел никакого значения– просто вышивка, более или менее затейливая. Не меняя напряженно-героической позы, Дюбоск как-то поутру в понедельник заявляет Мане: «Г-н Деларош меня всегда хвалил и, поверьте, выслушивать замечания от такого молодого человека, как вы, довольно трудно». Он считает «вымученностью», «кухней» то чрезмерное количество полутонов, с помощью которых моделируют форму и обеспечивают переход от тени к свету, но еще не понимает или понимает плохо, что имперсональность видения совершенно исключает непосредственность мазка и в конечном счете неизбежно обрекает художника на живопись «зализанную». Желание таилось где-то внутри, неосознанно Теперь же он знает твердо: если желание стать художником не осуществится, жизнь потеряет для него всякую прелесть. Спасительный страх.

Значение выражения «кутюр, тома»

Живопись– его подлинная стихия. Эдуара предупредили об опасности. Однако этому малоприятному человеку– брюзге, грубияну, становящемуся безжалостным в тот момент, когда он должен получить себе причитающееся, человеку, которого считают «старым псом, дрожащим над своими сбережениями», свойственна глубоко затаенная в душе нежность. Споры продолжаются в кафе, где ученики Кутюра постоянно задирают учеников Франсуа Пико.

Он рисует повсюду и везде. Картину эту сравнивали со «Свадьбой в Кане Галилейской» Веронезе – порой не в пользу последнего, – и было нечто символическое в том, что во время Салона 1847 года она висела в Лувре как раз на месте итальянского шедевра. Поразительно дикая, нетронутая природа. Его уму присуща скорее живость, чем глубина.

Экзаменационные картинки 19 век

Однако в результате конфликта последнего с Кутюром (и академизмом в целом) Мане бросил учителя и стал одним из основоположником нового течения – импрессионизма. Эдуард рассказывает – шаржем он никогда не гнушается, – как впервые пришел в мастерскую, где ему было предложено копировать античный слепок, как долго вертел его в руках, а потом заявил: «Он кажется мне куда интереснее вниз головой».

У него много почитателей, но врагов ничуть не меньше. Г-н Мане изумлен. Неужели он все-таки оказался неосторожным. Никогда еще Мане и Пруст не были так близки. Эдуар рассказывает– шаржем он никогда не гнушается, – как впервые пришел в мастерскую, где ему было предложено копировать античный слепок, как долго вертел его в руках, а потом заявил: «Он кажется мне куда интереснее вниз головой». Кому же можно в таком случае доверить обучение его сына.

Выступающие на фоне теплого красочного подмалевка коленопреклоненные женские фигуры (императрица Евгения, великая герцогиня Стефания) освещены мягким светом, который обволакивает изображения, растворяет контуры предметов. Даже его юмор становится порою обидно-злым. Это Тома Кутюр. Я прекрасно понимаю, что посреди улицы натурщика не разденешь догола. Мне дали награду за хороший почерк и тогда он произнес следующее (так и слышу его голос): Этот осел от природы не научится читать свои писания и через многие годы». «Ну что можно поделать с таким болваном. » Он относится к этому ученику снисходительно, хотя подозревает, что тот строптив.

  • Крепкие сюжетные линии в элегантном исполнении художника Тома Кутюр
  • Словари и энциклопедии на Академике
  • Художественно-исторический музей Арт-Рисунок
  • Кутюр Тома – французский художник
  • Напишите отзыв о статье Кутюр, Тома

Каждое полотно рождает в его душе массу вопросов. Снисходительный ко всему и над всем подсмеивающийся, он становится «бесконечно твердым», едва речь заходит о живописи. Желание таилось где-то внутри, неосознанно. Картины от Кутюр отличают крепкие сюжетные линии и элегантное исполнение великого мастера. Lexikos) это комплекс всех основных смысловых единиц одного языка. Однако молодежь сегодняшнего дня интересуется только одним-единственным художником. Самым примечательным ребусом Салона назвал современник картину Дамокл Кутюра (1866, Кан, Музей изящных искусств).

Ха. – Мы в Париже и давайте тут уж и останемся». Ему кажется совершеннейшей нелепостью сидеть взаперти среди «натурщиков, манекенов, костюмов и аксессуаров», как все эти исторические художники, когда «за стенами мастерских есть столько живого». Наиболее интересны его небольшие этюды (Сумасшедший, Руан, Музей изящных искусств и керамики). Сюжет давал повод для демонстрации прекрасных обнаженных тел и изысканной обстановки. «Продвижение» отмечается наградами, присуждаемыми в Салонах, – почетные отзывы, медали III, II и I класса самые почитаемые заслуживают чести быть избранными в Институт.

  • Отрывок, характеризующий Кутюр, Тома
  • Значение слова Кутюр в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона
  • В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона рядом со словом Кутюр

Античность обретала черты занимательности. Возражать ему бесполезно: он этого не допустит. И то, что к этому отнеслись тогда как к детскому капризу, вполне естественно. Теперь вселенная сводилась только к его персоне. Заманчивый проект.

Чем дальше, тем откровеннее порицает он Кутюра. Он хочет писать потому, что краски и формы доставляют ему невыразимое наслаждение. Ученики хохочут. Он еще ребенок – «всему удивляется, радуется пустякам» (Пруст с удовлетворением отмечает, как изменился Мане – последнему сейчас девятнадцать лет. Голосом, дрожащим от негодования, Дюбоск отвечает: «Г-н Мане, если бы не я, то многие художники так и не поехали бы в Рим».

Снисходительный ко всему и над всем подсмеивающийся, он становится «бесконечно твердым», едва речь заходит о живописи. Помимо ежеутренних сеансов в мастерской Кутюра, посещаемых очень аккуратно, работает во второй половине дня в так называемой свободной академии (там есть натурщики, но нет исправляющего наброски педагога), устроенной папашей Сюисс в ветхом строении на набережной Орфевр на острове Сите она открыта с шести утра до десяти вечера. Он совершенно голый, на нем только башмаки да монокль, но это никого не смешит. Натурщиками у Кутюра выступают очень известные профессионалы: это Жильбер Боковский, получивший прозвище Тома-Медведь за то, что великолепно имитирует рычание этого зверя (после того как в феврале 1848 года дворец Тюильри был разграблен, этот беспутный чудак поселился в бывших королевских апартаментах), знаменитый Шарль-Алике Дюбоск, вот уже около полувека работающий натурщиком, он был любимой моделью выдающихся мастеров эпохи– Давида, Гро, Жерико и конечно же Кутюра, которому позировал для многих фигур в картине «Римляне времен упадка». Как все эти исторические художники, Ему кажется совершеннейшей нелепостью взаперти сидеть среди «натурщиков, манекенов, костюмов и аксессуаров», когда «за стенами мастерских есть столько живого».

Мане напрасно хочет двигаться небрежной походкой и растягивать слова на простонародный манер парижских пригородов – «ему не удается казаться вульгарным». Остроумные выходки этого жизнерадостного, да к тому же еще и такого умного юноши их развлекают. Однако престиж этот его уже не ослепляет. Сколько восторгов вызвали «Римляне» иу критиков и у публики.

«Следовало бы знать, – строго говорит он, – что тому, кто намеревается стать художником, талант необходим, а посему заданный тебе вопрос вполне уместен, а вот твой ответ неприличен, оттого что для судейского служащего талант необязателен». Когда я прихожу в ателье, мне кажется, будто я в могиле. Его помыслы в одном – услышать похвалы из уст Кутюра.

С помощью Эмиля Оливье, подсказывающего ему итальянские слова, он пишет крупными буквами: «Ti amo da disperato» («Я влюблен в тебя как безумный») на большом листе картона и начинает размахивать им, чтобы привлечь внимание девушки. Он ратует за строгость в отборе деталей, призывает работать обобщенными гибкими линиями и массами, предпочитает простые тона, не смешанные на палитре краски, «красочный слой сочный и тонкий, тщательно проработанный, четко отграниченный, с прозрачностью черных теней» Мане внимает его советам, справедливость которых проверяет в залах Лувра. Античность обретала черты занимательности. Он не просто познает живопись. Ему, Эдуару, подходит только одно– профессия художника. Он подвергает сомнению метод художественного образования, практикуемый повсюду и везде. Морской загар сошел.

Иначе говоря, определяет, что обозначает данное понятие в массовом сознании. Искусство перестало быть актом творения, превратилось в имитацию. Ребенок станет новой обузой.

Его огромная композиция «Римляне времен упадка империи» имела в Салоне 1847 года триумфальный успех. Широкую известность получила его картина Римляне времен упадка (1847, Париж, Музей Орсе), на примере которой можно видеть, какую эволюцию претерпел классицизм от эпохи Давида, когда герои античности служили идеалом нравственности и гражданственности, до изображения Рима, погрязшего в удовольствиях и роскоши. «Хоть бы сегодня Дюбоск сказал, что у меня все-таки вытанцовывается. » Неутомимый, готовый принять самую сложную позу, позирующий много и долго, Дюбоск накопил некоторое состояние. Он считает «вымученностью», «кухней» то чрезмерное количество полутонов, с помощью которых моделируют форму и обеспечивают переход от тени к свету, но еще не понимает или понимает плохо, что имперсональность видения абсолютно исключает непосредственность мазка и в конечном счете неизбежно обрекает художника на живопись «зализанную». Но завоёванные им награды были второстепенными (самая высокая – вторая Римская премия в 1837 году по окончании обучения у Делароша) и не соответствовали чаяниям начинающего художника. Основных же принципов искусства она никак не затрагивает. Эдуар потрясен.

Способности Мане, живость его кисти вопреки всему выгодно отличают его от многочисленных, очень послушных, бесцветных и совершенно посредственных юношей– Кутюр часто бранит их, бросая свысока: «Пытаетесь стать маленькими Кутюрами, что за дешевка– быть только маленьким Кутюром». Ему, Эдуарду, подходит только одно – профессия художника.

Да оттого, «что в последнем случае проще изучать структуру тела, а затем прибавлять к нему столько, сколько заблагорассудится тогда как в первом случае мясо все скрывает и никогда не знаешь, что и как следует убавлять» (Мане строптиво фыркает: его раздирают противоречия между безапелляционными выкладками Кутюра и его собственным, неповторимо-индивидуальным видением. Автору– а ему всего тридцать один год. А сейчас они будут тайком помогать девушке. Тома решил проявить независимость и стать живописцем. Помимо некоторых художников, стоящих особняком или слывущих бунтарями, – самый известный среди них Делакруа («В нем есть что-то и от титана и от обезьяны», – говорит Кутюр), – живопись не имеет отношения ни к правде жизни, ни к правде внутреннего мира самого творца. Кожа снова стала «матовой, белоснежной». Ведь Сюзанна существует только на свои уроки – теперь ей пришлось их прервать.

Как только неизвестное явление обретает ясность, конкретные признаки, либо возникает осознание объекта, люди присваивают ему название (звуко-буквенную оболочку), а точнее, лексическое значение. – «Но, папа, – возражает Эдуард, – пусть не талант, но хоть ум-то судейским служащим иметь следует». Но это был не каприз. Тогда Кутюр принимается за росписи капеллы Девы Марии в церкви С. -Эсташ. Да и способен ли оп рассуждать. Однако постепенно Кутюр начинает терять терпение. Ха.

Но ни ему, ни прочим своим товарищам Мане ничего не рассказывает о прелестной Сюзанне. Об их тайных беседах никто ничего не узнает. Писал портреты (Альфред Брийа, 1850, Монпелье, Музей Фабра). Пусть он зубоскал, пусть любит едкие сарказмы, пусть за плечами у него самые экзотические приключения– на самом деле он необычайно простодушен. Первый семестр 1850 года оказался для Мане необычайно плодотворным.

«Благородный сюжет» действует ему на нервы. Отчего полным натурщикам он предпочитает худых. Учился у Гро (1830), затем у Делароша. Он осознает свои собственные стремления. У Дюбоска нет ничего в жизни, кроме художественных мастерских. Никогда еще Мане и Пруст не были так близки. Однако молодежь сегодняшнего дня интересуется только одним-единственным художником.

Он ратует за строгость в отборе деталей, призывает работать обобщенными гибкими линиями и массами, предпочитает простые тона, не смешанные на палитре краски, «красочный слой сочный и тонкий, тщательно проработанный, четко отграниченный, с прозрачностью черных теней» (Мане внимает его советам, справедливость которых проверяет в залах Лувра. Уязвленные подобными замечаниями, натурщики сердятся. «Я не претендую на то, чтобы создавать гениев, – надменно произносит он, – но хочу сделать моих учеников мастерами своего дела».

Ему кажется совершеннейшей нелепостью сидеть взаперти среди «натурщиков, манекенов, костюмов и аксессуаров», как все эти исторические художники, когда «за стенами мастерских есть столько живого». Вот таким образом, после переезда семьи Кутюр в Париж (ему тогда было 11 лет), он поступил сначала в Школу искусств и ремесел, а затем в Школу изящных искусств в студию известного художника Жана Антуана Гро, у которого проучился пять лет, вплоть до самоубийства мастера. Что и говорить, юноша весьма привлекательный. В 1850-е годы Кутюр работал над композициями Крещение наследника и Возвращение французских войск из Крыма, которые, так же как и роспись павильона Денон в Лувре, не пошли дальше эскизов и этюдов. Наиболее интересны его небольшие этюды (Сумасшедший, Руан, Музей изящных искусств и керамики).

Из семантических связей в тексте становится ясно, что речь о требовательном преподавателе. Его называют бесчувственным, но эта бесчувственность– всего лишь оболочка.

Самым примечательным ребусом Салона назвал современник картину Кутюра Дамокл (1866, Кан, Музей изящных искусств). Мане не рассуждает, а если и рассуждает, то не слишком погружаясь в рефлексии. «Я не претендую на то, чтобы создавать гениев, – надменно произносит он, – но хочу сделать моих учеников мастерами своего дела».

В зеленых чащах прекрасного Эдема повсюду прячутся змеи. Ко всем этим молодым людям он относится словно дедушка. Довольно длинные, шелковистые, вьющиеся от природы волосы обрамляют лоб – на нем «уже появились залысины». Он сетует: «Фигуры святых, украшающие витражи, больно уж ярко одеты – красные, зеленые, желтые и этот окрашенный свет падает на композиции – так может показаться, что росписи освещены блеском от аптечных склянок. » Мане повинуется.

Чем дальше, тем откровеннее порицает он Кутюра. Помимо ежеутренних сеансов в мастерской Кутюра, посещаемых очень аккуратно, работает во второй половине дня в так называемой свободной академии (там есть натурщики, но нет исправляющего наброски педагога), устроенной папашей Сюисс в ветхом строении на набережной Орфевр на острове Сите она открыта с шести утра до десяти вечера. У него много почитателей, но врагов ничуть не меньше.

А хуже всего то, что события приобретают для него самый неблагоприятный оборот. Широкую известность получила его картина Римляне времен упадка (1847, Париж, Музей Орсе), на примере которой можно видеть, какую эволюцию претерпел классицизм от эпохи Давида, когда герои античности служили идеалом нравственности и гражданственности, до изображения Рима, погрязшего в удовольствиях и роскоши. Одно время, после самоубийства барона Гро в 1835 году, он учился у Поля Делароша, метра официального направления в искусстве («стиля трубадур», ехидно говорит Кутюр), но потом самым решительным образом от него отошел. И что– никаких любовных интрижек. Когда два года назад он заявил об этом, то конечно же был еще слишком молод, неопытен. Я часто пропускал буквы.

Наиболее интересны его небольшие этюды (Сумасшедший, Руан, Растянувшихся сроков или недовольства результатами остались работы незавершенными, Все остальные в силу разных обстоятельств изменения политической конъюнктуры. Даже его юмор становится порою обидно-злым. Если он не встречал идолопоклонства, то чувствовал себя безмерно оскорбленным. Он только видит– видят его глаза. Свет фальшив, тени фальшивы. Его влечет жизнь– оживленные улицы, выразительность естественных поз и движений.

Да оттого, «что в последнем случае проще изучать структуру тела, а затем прибавлять к нему столько, сколько заблагорассудится тогда как в первом случае мясо все скрывает и никогда не знаешь, что и как следует убавлять» Мане строптиво фыркает: его раздирают противоречия между безапелляционными выкладками Кутюра и его собственным, неповторимо-индивидуальным видением. Так или иначе в воскресенье, когда восхитительный отдых близился к концу, какая-то гадина укусила его в левую ногу. В настоящее время эта профессия регламентирована почти так же, как судейская или военная. Напротив гостиницы, в доме по другую сторону канала, он приметил юную блондинку дивной красоты – «склонившись над каким-то рукоделием», она почти всегда работает у окна.

Не то чтобы Кутюр потерял в его глазах престиж. Но это был не каприз. С другой стороны, бразильское путешествие пробудило у него вкус к чистым тонам и краскам. В настоящее время эта профессия регламентирована почти так же, как судейская или военная.

Г-н Мане пригласил в тот день к обеду некоторых сослуживцев по Дворцу правосудия. Его убеждения «четки, неоспоримы» В ателье много и страстно спорят. «Что-то тут у вас не вытанцовывается», – кидает какому-нибудь ученику Дюбоск, в перерывах прохаживаясь с трубкой в руке между мольбертами и рассматривая находящиеся в работе этюды. Пико уже член Института, а Кутюр нет.

Его уму присуща скорее живость, чем глубина. Она смеется и, кажется, благосклонна к автору этого признания. Мане напрасно хочет двигаться небрежной походкой и растягивать слова на простонародный манер парижских пригородов– «ему не удается казаться вульгарным». И что – никаких любовных интрижек.

В начале 40-х гг. Первый семестр 1850 года оказался для Мане необычайно плодотворным. Но смог бы им быть. Писать только потому, что он «имеет сказать нечто», потому, что жаждет иллюстрировать огромными полотнами античные или мифологические эпизоды, Мане не хочет.

Морской загар сошел. Дерзость, проявленная автором «Римлян», чуть взболтнула рутину, утвердившуюся в технике, фактуре. Смысл слов не имел никакого значения – просто вышивка, более или менее затейливая. Этот период успело застать поколение ваших родителей. «Римляне». Мане вне себя, он уходит, хлопнув дверью.

«Природе наплевать на все это, – бросает он, не в силах больше сдерживаться. Но ни ему, ни прочим своим товарищам Мане ничего не рассказывает о прелестной Сюзанне. Широкую известность получила его картина Римляне времен упадка (1847, Париж, Музей Орсе), на примере которой можно видеть, какую эволюцию претерпел классицизм от эпохи Давида, когда герои античности служили идеалом нравственности и гражданственности, до изображения Рима, погрязшего в удовольствиях и роскоши. Мане не рассуждает, а если и рассуждает, то не слишком погружаясь в рефлексии. Среди цветов порхают яркие колибри.

Вот таким образом мои домашние задания были несколько неразборчивы. Писал портреты (Альфред Брийа, 1850, Монпелье, Музей Фабра). Он ощущает себя в ней с легкостью, недоступной товарищам. Когда я прихожу в ателье, мне кажется, будто я в могиле.

Картину эту сравнивали со «Браком в Кане Галилейской» Веронезе– порой не в пользу последнего, – и было нечто символическое в том, что во время Салона 1847 года она висела в Лувре как раз на месте итальянского шедевра. Он абсолютно голый, на нем только башмаки да монокль, но это никого не смешит. 1837 вторая Римская премия.

Обдумал и вот теперь Пусть отец не сердится. Г-н Мане навел справки. «Ну что можно поделать с таким болваном. » Он относится к этому ученику снисходительно, хотя подозревает, что тот строптив. Местные жители их очень боятся. Не меняя напряженно-героической позы, Дюбоск как-то поутру в понедельник заявляет Мане: «Г-н Деларош меня всегда хвалил и, поверьте, выслушивать замечания от такого молодого человека, как вы, довольно трудно». – «Я не спрашиваю вас о мнении г-на Делароша, – резко отвечает Мане, – а высказываю вам свое собственное».

Кутюр работал также над монументальными росписями. Последних раздражает не столько его талант, сколько самомнение. Надлежит писать не то, что видишь, а то, что видеть следует. Дерзость, проявленная автором «Римлян», чуть взболтнула рутину, утвердившуюся в технике, фактуре.

Кутюр, упорнейший работяга (он бился над «Римлянами» три года) имел обыкновение возглашать: «Чтобы достичь мастерства, мне приходилось начинать эту картину не двадцать, а сотни раз», – секретами мастерства он действительно владеет. В траве медленно ползают насекомые, сверкающие как драгоценные камни. «Мне было десять лет, я едва умел читать, но зато превосходно рисовал буквы.

Лексика и языковой стиль изменяются в соответствии с духом времени. Корни деревьев опутаны лианами, с веток спускаются орхидеи. Мане вне себя, он уходит, хлопнув дверью. Кутюр работал также над монументальными росписями. Кутюр был учеником Антуана-Жана Гро и Поля Делароша.

Вряд ли такая мысль могла прийти Мане. Он ощущает себя в ней с легкостью, недоступной товарищам. Я часто пропускал буквы. Не прошло и шести месяцев, как Эдуар начал критиковать «патрона». Ученики хохочут. Они оскорбляют не только его достоинство признанного натурщика, но и его глубоко скрытые чувства.

Голосом, дрожащим от негодования, Дюбоск отвечает: «Г-н Мане, если бы не я, то многие художники так и не поехали бы в Рим». – «Мы не в Риме и ехать туда не собираемся, – возражает Мане. – Мы в Париже и давайте тут уж и останемся». После этого оно попадает в словарь определений с трактовкой содержания. Отчего полным натурщикам он предпочитает худых. Однако этому малоприятному человеку – брюзге, грубияну, становящемуся безжалостным в тот момент, когда он должен получить себе причитающееся, человеку, которого считают «старым псом, дрожащим над своими сбережениями», свойственна глубоко затаенная в душе нежность.

Античность обретала черты занимательности. И то, что к этому отнеслись тогда как к детскому капризу, вполне естественно. Весной 1853 года Кутюр предлагает своим ученикам отдохнуть – отправиться в пешеходное путешествие с мешком за вдоль плечами нормандского побережья. Ничего умозрительного, только инстинктивное. 4-го в полдень вместе с Антоненом Прустом он уже на бульварах. Бойся этого, Эдуар.

Да и способен ли он рассуждать. Но ведь существуют луга, поля и хоть летом-то можно было бы писать за городом обнаженную натуру обнаженная натура – это, пожалуй, альфа и омега живописного искусства», Натурщиками у Кутюра выступают очень известные профессионалы: это Жильбер Боковский, получивший прозвище Тома-Медведь за то, что великолепно имитирует рычание этого зверя (после того как в феврале 1848 года дворец Тюильри был разграблен, этот беспутный чудак поселился в бывших королевских апартаментах), знаменитый Шарль-Алике Дюбоск, вот уже около полувека работающий натурщиком, он был любимой моделью выдающихся мастеров эпохи – Давида, Гро, Жерико и, конечно же, Кутюра, которому позировал для многих фигур в картине «Римляне времен упадка». В музее Компьена, где находится сейчас незаконченная картина Крещение наследника (1856-62), хранится свыше полусотни этюдов к ней, выполненных маслом, углем, пером или карандашом. Широкую известность получила его картина Римляне времен упадка (1847, Париж, Музей Орсе), на примере которой можно видеть, какую эволюцию претерпел классицизм от эпохи Давида, когда герои античности служили идеалом нравственности и гражданственности, до изображения Рима, погрязшего в удовольствиях и роскоши. Живописи он начал учиться в 1830 году в мастерской знаменитого Антуана Гро. Довольно длинные, шелковистые, вьющиеся от природы волосы обрамляют лоб– на нем «уже появились залысины».

Он подвергает сомнению метод художественного образования, практикуемый повсюду и везде. Каждое полотно рождает в его душе массу вопросов. Способности Мане, живость его кисти вопреки всему выгодно отличают его от многочисленных, очень послушных, бесцветных и абсолютно посредственных юношей – Кутюр часто бранит их, бросая свысока: «Пытаетесь стать маленькими Кутюрами, что за дешевка – быть только маленьким Кутюром».

gorod-el.ru


Evg-Crystal | Все права защищены © 2018 | Карта сайта