Жан-Мишель Баския своими словами. Художник баския картины


Жан-Мишель Баския картины

Жан-Мишель Баския (Jean-Michel Basquiat) родился 22 декабря 1960 г. в Бруклине (Нью-Йорк). Его отец Джерард Баския был выходцем с Гаити, мать — Матильда Баския – пуэрториканкой. Жан-Мишель рано научился читать, писать и рисовать, и его мать поддерживала в сыне художественный талант. Когда будущему художнику было около восьми лет, его сбила машина; в результате у него была сломана рука и повреждены внутренние органы, он перенес операцию по удалению селезенки. В этом же году его родители развелись; дети остались на попечении отца, потому что их мать отправили на лечение в психиатрическую больницу. Семья Баския в течение пяти лет жила в Бруклине, затем на два года переехала в Пуэрто-Рико, а затем они окончательно вернулись в Нью-Йорк. В возрасте одиннадцати лет Баския свободно владел французским, испанским и английским языками. В 15 лет Баския сбежал из дома, но был возвращен властями к отцу. Баския бросил школу за год до окончания, отец выгнал его из дома. Жан-Мишель жил со своими друзьями, зарабатывал деньги, продавая футболки и почтовые открытки, работал в большом магазине одежды на Манхеттене.

В 1976 году Баския и его друг Al Diaz начали выполнять граффити на зданиях в Нижнем Манхэттене, работая под псевдонимом SAMO. Их надписи были достаточно замысловатыми, например, «[email protected] AS AN ALTERNATIVE TO PLASTIC FOOD STANDS…» или « [email protected] SAVES IDIOTS AND GONZOIDS…». Их группа распалась в 1979 г., о чем они сообщали в своем граффити в Сохо: «[email protected] IS DEAD». Об их граффити-группе не единожды писали в различных журналах. Изначально этот тэг был разработан в качестве шутки между школьными друзьями, но затем все их надписи начали носить глубокий сатирический смысл.

В 1979 году Баския регулярно появлялся на телевидении в ток-шоу. В этом же году он организовал музыкальную группу «Gray» (изначально «Test Pattern»). Они выступали в ночных клубах и на открытых концертах. В 1980 г. Баския снялся в независимом фильме «Downtown 81» (изначально «New York Beat»), а также клипе Blondie на песню «Rapture». В этом же году Жан-Мишель познакомился с Энди Уорхолом, который был потрясен его работами. С этого года Баския регулярно участвовал в выставках в Нью-Йорке, сотрудничал с модными галереями. В 1983 г. он работал в качестве продюсера над рэп-синглом «Beat Bop» (записан на 12-дюймовоую пластинку) исполнителей Rammellzee и K-Rob. К тому же он занимался оформлением пластинки, что делает ее сейчас очень привлекательной для коллекционеров.

Несмотря на то, что Баския перешел на студийную работу, его привычка рисовать на всех случайных поверхностях его не покинула, также выразительным средством оставалось сочетание тэгов, рисунков, пиктограмм, логотипов, символов и др. Во всем творчестве художника прослеживается влияние книг «Анатомия» Генри Грея (которую дала ему мать в возрасте 7 лет), «Symbol Sourcebook» Генри Дрейфуса и записи Леонардо да Винчи. Нередко его картины напоминают каракули, нарисованные цветным карандашом на бумаге спонтанно, неаккуратно. Весь процесс рисования Баския похож на детское творчество: главное не результат, главное – процесс.

В последние годы своей жизни Жан-Мишель Баския был успешным, востребованным художником: творил, выставлялся в галерее Мэри Бун в Сохо и неплохо продавал свои работы. 10 февраля 1985 года он появился на обложке журнала «New-York Times»: «New Art, New Money: The Marketing of an American Artist». Но ему мешала одна проблема – он был глубоко наркозависим. После смерти Энди Уорхола в 1987 г. его состояние ухудшилось, он все более изолировал себя от своего окружения, погружаясь в депрессию. Решив излечить себя от зависимости, Баския отправился на Гавайи. Но избавление от наркотиков было ложным: он умер от передозировки 12 августа 1988 г. в Сохо, ему было 27 лет.

После смерти Жана-Мишеля Баския поэт Кевин Янг в 1991 г. издал книгу «To Repel Ghosts» из 117 стихов, отражающих жизнь и творчество Баския, в 2005 г. – состоялось переиздание книги. Поэт MK Asante, Jr в 2005 г. опубликовал стих «SAMO» в книге «Beautiful. And Ugly Too». В 1996 г. режиссер Джулиан Шнабель снял автобиографичный фильм «Basquiat» (с Джеффри Райтом в главной роли). В 2009 режиссер Тамра Девис сняла документальный фильм «Jean-Michel Basquiat: The Radiant Child». Многие современные рэп-исполнители упоминают Баския в своих текстах, как человека, сильно влияющего на их жизнь и творчество.

В интернет-магазине Фокстрот для вас самые качественные фотоаппараты — для любителей и профессионалов. Продукция известных производителей по самым бросовым ценам.

 

Жан-Мишель Баския картины

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

art-assorty.ru

Как смотреть Баския • Arzamas

31 мая 2018Искусство

3, 5 и 11 июня в рамках Beat Film Festival покажут документальный фильм Сары Драйвер «Баския: взрыв реальности» о жизни и карьере художника в Нью-Йорке рубежа 1970–80-х годов. Фильм можно будет увидеть в кинотеатре «Октябрь» и летнем кинотеатре музея «Гараж» Garage Screen в рамках совместной программы «Искусство: цены и ценности». Для тех, кто не знает, кто такой Жан-Мишель Баския, рассказываем о нем на примере пяти работ разных лет

Автор Валентин Дьяконов

Автор самой дорогой американской картины, когда-либо проданной на аук­ционе  В 2017 году картина «Без названия» (1982) была куплена на аукционе Sotheby’s за 110,487,500 дол­ларов., бывший бойфренд Мадонны, Жан-Мишель Баския, пожалуй, послед­ний из художников XX века, оставивший после себя мощную роман­тическую ауру. В России она чувствуется меньше, чем в англоязычном мире, но в ее причинах и истоках имеет смысл разобраться.

1. «Знаменитые негритянские атлеты» (1981)

© The Estate of Jean-Michel Basquiat / Fair use

Четыре лица без определенных черт, бейсбольный мяч и три слова — все очень просто и нарисовано с детской энергией, выходящей за контуры. Баския еще школьником начинал с уличного искусства и в дуэте с Элом Диасом работал под ником SAMO  Сокращенное «same old», в свою очередь сокращенное от «same old shit» — «всё то же дерьмо».. Первые вещи для выставок в галереях — рисунки, в том числе и этот, с фразой, которая часто встречается на его работах, — «famous negro athletes» («знаменитые негритянские атлеты»). Помимо ритмичности и даже перкуссионности этих слов, их важность в том, что Баския указывает на простой факт: чернокожие знаменитости в Америке существуют только в спорте, но не в культуре и искусстве. 

Жан-Мишеля Баския сложно понять без базовых представлений о рейганомике и борьбе за права человека в США в 1960-е. Еще сложнее осознать, что его слава (но не он сам) является продуктом этих идеологически полярных процес­сов. Рейганомика, то есть экономическая стратегия правительства США при пре­зиденте Рональде Рейгане, заключалась в снижении налогов для богатых людей и корпораций, из-за чего у тех и других освободились излишки капи­тала, которые использовались для разных спекулятивных игр, в том числе и на художественном рынке. Именно этим объясняются высокие цены на работы художника при его жизни и уже после смерти. Баския умер в 1988 году, через год после выхода на экраны фильма Оливера Стоуна «Уолл-стрит». «Жадность — это хорошо», — утверждает главный герой фильма, корпоративный рейдер Гордон Гекко (кстати, фамилия говорящая, в одной букве от прожорливой ящерицы геккона). Прошлые и нынешние коллекцио­неры Баския часто похожи на Гекко. 

Кульминацией борьбы за права человека в США стало убийство чернокожего политика Мартина Лютера Кинга белым фанатиком во время митинга 4 апреля 1968 года в Мемфисе. Бунты афроамерикан­ского населения по всей Америке убедили правительство, что в структуре американских городов нужно что-то менять. Были приняты новые законы о десегрегации, вводившие, например, общие автобусы для белых и черных школ. Результатом этих мер стала вспыш­ка бытового расизма, известная как «побег белых» («white flight») из центров больших городов на окраины, в так называемую одноэтажную Америку. Так в мегаполисах США образовались трущобы, существующие и по сей день (хотя сегодня джентрификация потихоньку вытесняет беднейшие слои населения на окраины). В них жили и живут собратья Баския, чьи интересы и духовную жизнь он взялся представлять в ультраснобском и элитарном мире современ­ного искусства.

2. «Духовики» (1983)

© The Estate of Jean-Michel Basquiat / Fair use

Триптих «Духовики» посвящен концертному альбому саксофониста Чарли Паркера и Диззи Гиллеспи «Джаз в Мэсси-холле», записанному 15 мая 1953 года. Это шедевр одной из джазовых манер, би-бопа, отличающейся высокой скоростью и головокружительной сложностью. Помимо их схема­тичных портретов, Баския покрывает холсты надписями, отсылающими к музыке («Ornithology» — композиция Чарли Паркера, у которого было прозвище Птица), анатомии («ear», «teeth», «feet» и «larnyx», искаженное «larynx» — «гортань», важный орган для духовика) и даже спискам покупок («soap» — «мыло»). В центральной части красуется череп — частый у Баския мотив, связанный со скоротечностью жизни, в первую очередь афроамерикан­ской.

Обращение Баския к Паркеру и Гиллеспи вскрывает общие приемы: импро­визацион­ность, нарочито разболтанные композицион­ные ходы, умение впле­тать ошибки в музыкальную (и изобразительную) ткань. Кроме того, это по­пыт­ка включить Паркера и Гиллеспи в современность и утвердить их место в истории с помощью монументаль­ной живописи. Список несправедли­востей, допущенных по отношению к гениям афроамериканского искусства, очень длинный, и особое место занимают в нем джазмены и блюзмены, к которым в Европе относились намного человечнее, чем на родине.

3. Жан-Мишель Баския, Энди Уорхол. Без названия (1984)

© The Estate of Jean-Michel Basquiat / Fair use

Эта работа Баския, написанная вместе с Энди Уорхолом, — единственная, которую можно увидеть в России (она выставлена в Мраморном дворце Русского музея). Баския взял Уорхола нахрапом: в 1980 году подошел к нему в ресторане и сунул несколько рисунков. Правда, до совместной работы дело дошло только к 1984 году. Оба работали независимо: Уорхол раскрашивал контуры предметов, спроецированные на холст диапроектором, Баския затем экспрессивно лепил слой за слоем (результат напоминает рекламу мебельного магазина, покрытую граффити).

На тот момент коллеги и критики относились к Уорхолу крайне негативно. Его считали придворным художником у людей, добившихся успеха при Рейгане, портретистом спекулянтов и плутократии. И действительно, редкий образ успешного бизнесмена в американском кино 1980-х обходится без портрета кисти Уорхола в интерьере. Ореол звездности и ощутимого финансового достатка, однако, привлекал Баския и близкое ему поколение художников, не нашедших точек соприкосновения с академичным и строгим искусством концептуализма и минимализма. Признание Уорхола было для Баския крайне важным, но недолго. С первых совместных выставок середины 1980-х на дуэт посыпались критические отзывы, и Баския почувствовал, что ассоциации с Уорхолом тянут его ко дну, после чего прекратил общение со старшим коллегой. Смерть Уорхола в 1987 году тем не менее Баския перенес крайне тяжело и погрузился в депрессию, которая и стала одной из причин его ранней кончины от передозировки героина.

4. «Автопортрет» (1984) 

© The Estate of Jean-Michel Basquiat / Fair use

С самого начала своей карьеры Баския рассчитывал на признание наравне с гениями авангарда. Его «Автопортрет» 1984 года тому доказа­тельство: кар­тина ставит Баския в освященный давней традицией ряд худож­ников, утвер­ждав­ших свое право на независимость от заказчика и чисто ремесленных вопросов. Надо сказать, что Баския своего добился: его очень часто называют «черным Пикассо». На «Автопортре­те», однако, не чувствуется уверенности в том, что поиск славы обречен на успех: художник тщательно выписывает зубы, не улыбается, но скалится на зрителя, как бы сопротивляясь одомаш­ниванию.

До появления Бэнкси Баския был главным символом успеха для не-белых уличных художников, мечтающих о карьере в большом мире искусства. Стре­мительное продвижение через анонимность улиц в престижную галерею Аннины Нозей, коллекцию Генри Гельдцалера, европейские собрания, аукционные рекорды и, наконец, посмертная ретроспектива в американской Третьяковке, Музее Уитни, в 1992 году считались до недавних пор образцом взлета для граффитчика. Но искусство Баския не похоже на то, чем занимались его соратники, прославлявшие свои имена тщательно выписанными каллигра­фическими надписями. У его работ европейская родословная: мать водила Баския в Музей современного искусства Нью-Йорка смотреть на Пикассо и авангард, а его стиль больше напоминает ар-брют, направление, открытое французским художником Жаном Дюбюффе в 1950-е годы. Дюбюффе увлекся искусством аутсайдеров и примитивными рисунками в общественных местах, увидев в этих выплесках массового сознания основания для новой, брутальной и прямолинейной эстетики, напоминающей о европейской архаике. 

5. «Верхом на смерти» (1988)

© The Estate of Jean-Michel Basquiat / Fair use

«Верхом на смерти» — практически рентгеновское изображение: вроде бы художник и победил, оседлав вечного врага человечества, а вроде и проиграл, потому что диагноз неумолим. Эта вещь сделана в последний год жизни Баския. Чернокожая мужская фигура в профиль, висящая в воздухе, под ней — смерть на четвереньках. Они постепенно растворяются в золотом — то ли фоне, то ли тумане (в европейском христианском искусстве такие фоны символизи­ровали небеса и вечность).

К молодым знаменитостям часто приковано пристальное внимание СМИ. В 1987 году многим критикам казалось, что Баския повторяется и работает только для коллекционеров. Как уже было сказано, сам он погружался в депрессию, став в итоге жертвой героиновой эпидемии и превратившись из «лучезарного ребенка», как назвал его критик Рене Рикар, в наркомана.

Смерть от передозировки в 1988 году превратила Баския в романтического героя и поставила его в один ряд с другими художниками, уничтожившими себя. В 1996 году вышел фильм о Баския, снятый его другом Джулианом Шнабелем, — а байопики о художниках можно пересчитать по пальцам.

Жан-Мишель Баския. 1980-e годы© DIOMEDIA

Однако нельзя сказать, что притягательность Баския поверхностна и основана только на трагических обстоятельствах рано оборвавшейся жизни. В образе дикаря, рассказывающего правду, либеральный Запад видел надежду на спасе­ние еще со времен Вольтера. Баския стал в ряд таких дикарей, открыв поклон­никам, не имеющим лишних миллионов на покупку его вещей, правду об их зависимом и угнетенном состоянии. Картины Баския — это шум и ярость, которые дано почувствовать всем, кто чувствует себя в клетке рутины.

Полное расписание Beat Film Festival можно увидеть тут.

Искусство

Как смотреть картины Эдварда Мунка

Стул смерти, люди-призраки, луна-колонна и другие непонятные образы

arzamas.academy

Жан-Мишель Баския своими словами - Молодежный Центр

Даже спустя 30 лет после кончины Жана-Мишеля Баския его творчество не покидает умы современников. Будучи широко признанным в Северной Америке, лишь в этом году в Великобритании, в Барбикане, прошла его первая крупная выставка. В этот четверг Dazed проводит специальное мероприятие, посвящённое Баския и теме чёрной мужественности в Ace Hotel Шордитча. А пока же мы предлагаем вместе посмотреть на жизнь Баския, его детство, карьеру, технику, отношения и тревоги, выраженные в словах самого художника.

«Я не ходил в художественное училище. Я провалил художественные занятия в школе. Я просто смотрел на вещи. Так я изучил искусство – просто смотря на него»

Баския не получил формального художественного образования и научился изобразительному искусству своими силами. Вдохновлённый мультфильмами, он с детства начал рисовать, используя листы бумаги, принесённые отцом, Жераром Баския, со своей работы в бухгалтерии. Последней попыткой Баския поступить в училище была прогрессивная на тот момент City as School в Бруклине, где он совместно с другом и художником Элом Диазом рисовал иллюстрации для школьной газеты Basement Blues Press, подумывая стать художником-мультипликатором. Жан-Мишель также учился изобразительному искусству, регулярно посещая музеи живописи вместе с другом и коллегой Фабом «5» Фредди. В недавнем интервью последний поделился, как двое притворялись студентами художественного училища, чтобы попасть на выставки Караваджо в Метрополитен-музее.

«Моя мама дала мне основы. Искусством я заразился от неё»

Мать Баския, Матильда Андрадас, оказывала сильное влияние на его творчество, регулярно мотивируя Жан-Мишеля развивать свой художественный талант. Она также интересовалась модой и черчением, часто рисовала вместе с Баския и брала его с собой в Бруклинский музей, Нью-Йоркский музей современного искусства и Метрополитен-музей.

«Я ушёл из дома в 15 лет и направился в Вашингтон-Сквер-парк, где я просто сидел и закидывался кислотой… Сейчас это уже скучно и мешает ясности ума»

Переходный возраст Баския начался рано. В 15 лет он убежал из дома и спал на скамейках в Томпкинс-сквер-парк в Нью-Йорке. Неделю спустя его арестовали и передали в руки отца. В 17 лет его исключили из школы, как считается, за бросок кремовым пирогов в лицо директору.

Жань-Мишель Баския на съёмках «Downtown 81» «Как невежда в пасхальном костюме». Фото Эдо Бертольо ©New York Beat Film LLC, с разрешения наследников Жана-Мишеля Баския

Жань-Мишель Баския на съёмках «Downtown 81» «Как невежда в пасхальном костюме». Фото Эдо Бертольо ©New York Beat Film LLC, с разрешения наследников Жана-Мишеля Баския

«Samo» означало «типичное дерьмо»… Довольно поверхностная задумка. Это должен был быть логотип, типа Pepsi»

Бросив школу, Жан-Мишель вместе с Элом Диазом начали писать загадочные поэтические послания и рисовать странные символы по всему Нью-Йорку. Они создали стрит-арт группу SAMO©, сокращение фразы «типичное дерьмо», которым подписывались творения дуэта. Баския раскрыл содержание логотипа SAMO©, работая над иллюстрацией для Basement Blues Press. В комиксе молодой человек пытался найти истину и обрести духовность, но встретил лжесвященника, который пытался обратить его в другие конфессии: иудаизм, католицизм и буддизм. В конце концов, персонаж останавливается на псевдорелигии SAMO и начинает жить по принципу: «SAMO – всё, и всё – SAMO. SAMO – религия без стыда и даже больше».

Вскоре, благодаря созданным Баския и Диазом на стенах по всему городу слоганам, SAMO© из образа жизни и либеральной религии превратилась в художественный эксперимент с символизмом и семиотикой. Смысл проекта – обратить внимание на проблемы культуры потребления, элитизм мира искусства и недостающие обществу ценности. Вот некоторые из слоганов: «SAMO© – альтернатива игре в «радикальное искусство» на папочкины деньги… SAMO© – конец тесным художественным рамкам… И поездкам на папочкином кабриолете».

В 1978 году Диаз и Баския продали свой комикс Village Voice за 100 долларов каждому. После выхода статьи дуэт лишился анонимности, и вскоре Баския стали идентифицировать как SAMO©. Внезапно по всему Нью-Йорку стали появляться надписи «SAMO© умерло», а дуэт затих на целых 2 года.

«Я не знал, что картины написаны мочой»

Знакомство с Энди Уорхолом стало переломным моментом в карьере Баския. Двое познакомились в 1979 году, когда последний заметил Уорхола в нью-йорском ресторане с куратором Генри Гельзахлером. Он представился и продал Уорхолу несколько своих открыток. Для многих их отношения казались странными, но на самом деле это был настоящий симбиоз: молодость и энергичность Баския и статус и публика Уорхола. Многие, однако, отмечали искренние платонические отношения между ними. В приведённой цитате Жан-Мишель говорит о единственной картине в его квартире, принадлежавшей его кисти. Это был портрет Баския работы Уорхола, нанесённый с помощью трафарета на зелёно-золотом фоне. Картина была частью известной серии «картин мочой» Уорхола: абстрактные изображения, созданные смешением сульфата меди и мочи. Пути художников разошлись после совместной выставки «Картины Баския/Уорхола» 1985 года, прохладно встреченной прессой, назвавшей Баския «шестёркой» Уорхола. Весть о смерти Уорхола от осложнений после операции потрясла Баския. Они так и не успели восстановить свои отношения.

Жан-Мишель Баския и Энди Уорхол, фото Лиззи Химмель, с разрешения theredlist.com

Жан-Мишель Баския и Энди Уорхол, фото Лиззи Химмель, с разрешения theredlist.com

«Папа, – сказал он отцу, – у меня получилось»

В марте 1982 года Жан-Мишель устроил свою первую сольную выставку в Галерее Аннины Носи в Нью-Йорке после того, как Носи обратила на него внимание на выставке New York/New Wave, организованной Диего Кортезом в Нью-йоркском музее современного искусства в 1981 году. На выставке были представлены работы «Arroz con Pollo», «Автопортрет, Без названия (Голова)» и «Без названия (Две головы на золотом)». Выставка стала настоящим успехом, а сами работы принесли художнику от 10 000 до 25 000 долларов за каждую. На следующее утро, будучи вне себя от успеха, Баския арендовал лимузин и отправился к дому отца в Бруклине, где он обнял и поцеловал его и передал пачку банкнот для одной из сестёр.

«В детстве я был никудышным художником. Рисовал то слишком абстрактные, экспрессивные картины, то какую-нибудь кривую голову барана. На конкурсах рисования делать мне было абсолютно нечего. Помню, как проиграл парню, который идеально нарисовал Человека-паука»

Работы Баския произвели революцию в мире искусства. В начале его творческого пути балом правил минимализм, но его примитивные, неоэкспрессионистские творения вдохнули новую жизнь и изменили представление о том, что вообще можно считать искусством. Его успешный творческий путь, сопровождаемый отсутствием формального образования, также изменили представление о самой фигуре художника.

Жан-Мишель Баския, «Без названия (Голова)», 1981 год, с thesquirrelreview.com

Жан-Мишель Баския, «Без названия (Голова)», 1981 год, с thesquirrelreview.com

«Я хотел писать картины, которые похожи на творения ребёнка»

Однажды Жан-Мишель сказал Фабу «5» Фредди, что определяющим аспектом его работ является очарованность детскими рисунками, любовь к детским комиксам, а также детская неугомонность и энергия.

Труды Баския – важная составляющая движения неоэкспрессионистов, характеризуемого мощным выражением субъективности, грубым использованием материалов, широкими мазков и насыщенными цветами. Техника же самого Жана-Мишель характеризовалась жёстким и примитивным изображением предметов и идей и была направлена на свержение существующих художественных стандартов. Взять, к примеру, картину «Без названия» 1982 года. Персональная и примитивная тематика черепа нашла выражение в плотности красок и хаотичных, пространных линиях, создающих напряжённость. Сама тема черепа постоянно мелькала в работах Баския.

Его одержимость конечностями стала результатом подаренной матерью книги «Анатомия Грея» после того, как Баския в детстве сбила машина. Ещё одним ключевым мотивом является корона, призванная символизировать величие его героев: чернокожих спортсменов, музыкантов и писателей. Корона также нередко была запечатлена на автопортретах.

жан мишель баския

«Голливудские африканцы перед китайским театром в окружении следов звёзд кино»

В работах Баския также можно проследить примитивизм африканского искусства. В то время как прежний примитивизм был представлен преимущественно работами западных художников, заимствующих элементы незападных культур, примитивизм Баския стал инструментом выражения его взглядов на расовый вопрос и классовую идентичность. Он был безумно очарован историей чернокожего населения и событиями борьбы за гражданские права в Америке. Эти идеи нашли выражение в работах Баския, созданных в контексте борьбы с расизмом в 70-80-х годах. Во многих работах Жан-Мишель критикует власти за превышение полномочий, изображая сцены полицейского насилия, ярким примером чего выступает картина «Смерть Майкла Стюарта» 1983 года. Обнаружив отсутствие представителей чернокожего населения в истории искусства Америки, Жан-Мишель стал помещать своих героев и их слова в свои работы, венчая их той самой короной.

«Я зачёркиваю слова, чтобы на них обратили внимание. Сам факт, что они скрыты, провоцирует любопытство»

Работы Баския были напичканы символизмом. Подобно сюрреалистичной поэзии Андре Бретона, он использовал по-детски непосредственный язык, превращая повседневные фразы в загадочные стихи. К примеру, фразы на «Луковой жвачке» 1983 года приобретают новую силу, будучи повторенными или зачёркнутыми художником. Лингвистические элементы картин Жана-Мишель позволяют заглянуть в разум творца, подвергающего постоянному сомнению и осмыслению происходящее вокруг. По словам галериста Джефри Дейтча, «холсты Баския – это художественная тряпка, впитывающая вырывающееся наружу содержимое его подвижного ума. Он поглощает культурные трения и выплёскивает их на холст в пугающе преображённом виде».

Жан-Мишель Баския, «Голливудские африканцы», 1983 год. С разрешения Музей американского искусства Уитни © Общество прав художников, Нью-Йорк/ ADAGP, Париж

Жан-Мишель Баския, «Голливудские африканцы», 1983 год. С разрешения Музей американского искусства Уитни © Общество прав художников, Нью-Йорк/ ADAGP, Париж

«Только одно меня беспокоит, – говорил он отцу, – долговечность»

ПО словам отца, несмотря на успех, Баския постоянно одолевала тревога и иррациональных страх потери своей актуальности. Добившись успеха в столь юном возрасте, Жан-Мишель всё чаще посещали мысли, что его удача не более чем случайность. Страхи только усугубились после провала совместной с Уорхолом выставки в галерее Тони Сафрази в 1984 году, сопровождаемой негативной реакцией критиков искусства и коллег по цеху.

«Это мог быть я, это мог быть я»

Эти слова Жан-Мишель произнёс в 1983 году после смерти своего приятеля, нью-йоркского короля граффити Майкла Стюарта. Жана-Мишеля потрясли известия о смерти Стюарта от рук нью-йоркской полиции. Увидев в смерти коллеги отражение собственной жизни, Баския создал картину «Уродство (Смерть Майкла Стюарта)», не только чтобы почтить смерть покойного, но и выразить критику жестокости властей в отношении чернокожих, занимающихся искусством в общественных местах.

«Хочу уехать из Нью-Йорка. Ненавижу его. На Гавайях нет героина, а про природу вообще молчу»

Успех Баския сопровождался тяжёлой наркотической зависимостью. Приведённая цитата – его слова Винсенту Гало о побеге на Гавайи с целью, наконец-то, протрезветь. Он добрался до Гавайев, но по возвращении в Нью-Йорк скончался в своей мастерской от передозировки героином 12 августа 1988 года. Ему было всего 27 лет. Однако вот уже почти 30 лет его наследие не теряет своей мощи.

Баския. фото Ричарда Кормана. Ему удалось уловить энергетику Баския, а также его вкус в выборе одежды (известно, что художник творил в костюмах от Armani). По словам Ника Тейлора, на коллекцию осень-зима 2013 года его вдохновил пиджак в зиг-заг Баскии.

Баския. фото Ричарда Кормана. Ему удалось уловить энергетику Баския, а также его вкус в выборе одежды (известно, что художник творил в костюмах от Armani). По словам Ника Тейлора, на коллекцию осень-зима 2013 года его вдохновил пиджак в зиг-заг Баскии.

 

Источник: dazeddigital.com

mcmag.ru

Жан-Мишель Баския

О художнике Jean-Michel Basquiat!

<БаскияБаския

Жан-Мишель Баския

- американский художник. Сначало прославился как граффити-художник в Нью-Йорке, а затем, как очень успешный неоэкспрессионист (в 1980-х).

Родился в Бруклине (Нью-Йорк) 22 декабря 1960 года. Его мать (Матильда) была из Пуэрто-Рико, а отец (Джерард) имел гаитянские корни. Поэтому Мишель с дества свободно говорил на французском, испанском и английском языках. Он с детсва проявлял интерес к искусству.

 

 В 17 лет он начал рисовать на стенах города граффити, подписываясь «SAMO» или «SAMO shit».

В декабре 1978 в Village Voice была опубликована статья article об этих надписях. Проект закончился эпитафией «SAMO IS DEAD» («SAMO мертв»).

 В июне 1980 Баския принимает участие в The Times Square Show, коллективной выставке художников.

 В 1982 году Баския встретил Энди Уорхола. Далее, с которым часто сотрудничал. Друзья Баския начинают замечать его странное поведение, вызванное приёмом наркотиков.

 

Выставки работ Баскиа быстро привлекли внимание арт-критиков и коллекционеров. Позже эту группу художников назовут неоэкспрессионистами.

 

 

Работая вмести с Энди Уорхолом, художники значительным образом повлияли на творчество друг друга. Отношения прервались из-за смерти Уорхола в 1987 году. Новость о смерти друга сильно повлияла на Баския: он стал писать трагические картины на тему смерти.

 

 Баския пристрастился к героину в годы жизни среди уличных художников Нью-Йорка. Жан-Мишель Баския умер от отравления наркотиками (он смешал кокаин и героин) в своей студии в 1988 году в возрасте 27 лет.

Это один из немногих любимых моих художников, который повлиял и влияет на мое творчество.

Я даже нарисовал его портрет.

На некоторых сайтах, которые занимаются репродукциями, есть услуга по повторению картины данного художника за смешные деньги. Я считаю, что данного художника повторить просто невозможно. Лучше фотографировать картину и распечатать, нежели пытаться повторить его шедевры, которые априори не получатся.

 

Цитаты автора Баския

— Тебе это никогда не надоедает?— Что? Спагетти?— Нет, все это, живопись.— Неет… это одна из немногих вещей, доставляющих мне радость— Спагетти?— Нет, живопись.

 

  - Когда поднимаются по лестнице успеха, ступеньки не выбрасывают.

 

 

 

 

_________________________________________________________________________

Выражаю благодарность в подготовке данной статьи Официальному сайту художника. Именно на этом сайте можно посмотреть большое количество картин этого замечательного художника.

 

С уважением, Виталий!

 

 

 

 

endpopov.ru

50 лет Жану-Мишелю Баскии - Художники

Жан-Мишель Баския (1960 - 1988)

Американский художник, бурная карьера которого в искусстве продолжалась менее 10 лет. Умер от передозировки героина в возрасте 27 лет...

Баския родился в Бруклине, Нью-Йорк, 22 декабря 1960 года. У него были две младшие сестры: Лизен и Жаннин. Отец  Жана-Мишеля - Джерард Баския - был креолом, родившимся в Порт-о-Пренсе, Гаити, а мать -  Матильда Баския - пуэрториканкой, родившийся  и выросшей в Нью-Йорке. 

Слева направо:  Энди Уорхол (1927-1987),  Жан-Мишеля Баския (1960-1988) и итальянский художник Франческо Клементе.

Сам  Жан-Мишель Баския проявил раннюю одарённость и свободно говорил на французском, испанском и английском языках уже  в возрасте одиннадцати лет, а также был в состоянии читать и писать на всех трех языках. Отличался он также и способностями к художественному творчеству, что отмечалось его школьными учителями. Мать во всём поддерживала его тягу к искусству.

В сентябре 1968 года, когда Баския было семь лет, его родители развелись и он вместе с сёстрами остался с отцом. Через какое-то время семья  переехала в  Пуэрто-Рико, но через два года,  в 1976  вернулась обратно в Нью-Йорк.

В 1976 году, когда Баския было 15 лет, он убежал из дома. Он спал на скамейках в парке и вёл бродячий образ жизни, но менее чем через неделю его арестовывали и вернули на попечение отца.

Начиная с 1976 года  Баския и его друг Аль Диас начали рисовать граффити на зданиях в Нижнем Манхэттене, работая под псевдонимом САМО .

В июне 1977 года, Баскию  выгоняют из десятого класса школы в Бруклине и он окончательно уходит из дома, чему отец уже не препятствует. Баския  живет с друзьями, подрабатывая продажей футболок и открыток на улице.

В июне 1980 Баския принимает участие в The Times Square Show, коллективной выставке художников.

В 1981, поэт и арт-критик Рене Ричард опубликовал статью «The Radiant Child» в журнале «Артфорум», которая способствовала международной карьере Баския. На протяжении нескольких следующих лет Баския продолжает выставлять свои работы в Нью-Йорке.

Жан-Мишель Баския. Без названия, 1981 Продана за $ 14.6 млн. в 2007 году

С 1982 Баския регулярно выставляется с Джулианом Шнабелем, Дэвидом Салле, Франческо Клементе и Энцо Куччи, группой художников, которую арт-критики, кураторы и коллекционеры вскоре назовут неоэкспрессионистами. В 1982 Баския встретил Энди Уорхола.  Говорят, что Жан-Мишель восхитил Энди своими самодельными, наивно-детскими открытками. Он таскал их с собой по всему Нью-Йорку и предлагал купить понравившиеся каждому, кто хоть сколько-нибудь проявлял интерес.

В одном из ресторанов Сохо этот интерес проявил сам Энди Уорхол. За всей мишурой, окружающей претенциозную звезду Уорхола, художник Уорхол в свои 54 года не потерял способность видеть новое и актуальное. Ему нравились творческие эксперименты на протяжении всей жизни.

Общение с Жаном-Мишелем было для Энди счастливым пробуждением после вялых 70-х годов. Жан-Мишель делал очень легкое, честное, иногда наивное, иногда ироническое искусство, и Энди оно заряжало особой энергетикой, которая была так важна для него в последние пять лет жизни.

С 1984 многие друзья Баския начинают отмечать его все более странное поведение, вызванное приемом наркотиков. Баския пристрастился к героину в годы жизни среди уличных художников Нью-Йорка.

В 1985 Баския появился на обложке The New York Times Magazine.

Умер  Жан-Мишель Баския от отравления наркотиками (он смешал кокаин и героин) в своей студии в 1988 году.

В творчестве Баския можно условно выделить три периода:

В ранний период, с 1980 по 1982, он часто изображает скелеты и маскообразные лица.

Средний период, с конца 1982 по 1985 год отмечен интересом Баския к его гаитянским корням.

Последний период, с 1986 до смерти в 1988, отмечен новой манерой и новыми образами.

В мае 2007 работа Баския «Без названия» (1981) была продана на аукционе за 14.6 миллионов долларов.

rupo.ru

Basquiatclub

Жан-Мишель Баския, его граффити, его жизнь и его смерть

     Свои настенные росписи Баския подписывал граффити-именем SAMO. Каждый уличный художник, за неимением холста творивший на заборах и вагонах метро, должен был иметь имя-граффити. С потаенным смыслом. Свое «имя» Жан-Мишель Баския расшифровывал как «Same Old Shit» («То же старое дерьмо»). И это был не столько эпатаж и вызов, сколько вопль отчаяния. Так воют старые волки, у которых нет сил догнать ускользнувшую добычу. Хотя Баския был молод… Но от этого было лишь хуже. Позже, когда стал создаваться миф о креоле с непослушными волосами и мыслями, Жана-Мишеля называли выходцем из трущоб, где нищета – привычный способ существования. Такой вот яркий мазок, колоритный штрих… В действительности все было не совсем так.

     Он хотел рисовать здесь и сейчас

      Нью-йоркцы называют свой город Большое Яблоко. Потому что каждый здесь может обрести счастье и радоваться жизни как человек, у которого в кармане припасено большое румяное яблоко.      Эту английскую пословицу, давшую название городу, впрочем, не слишком любят обитатели «цветных» кварталов. Какое уж тут счастье, когда человек человеку волк, жизнь ковыляет, как старая беззубая негритянка из Гарлема, а впереди стена, которую не пробить, будь ты хоть трижды талантлив и работай от рассвета до заката.      Родившийся 22 декабря 1960 г. всю свою недолгую жизнь Жан-Мишель Баския ломал стены. Без отбойного молотка и кувалды, не хватаясь за рычаги бульдозера. Он рисовал на стенах, и тогда становилось не так обидно: можно даже представить, что это не тебя загнали в клетку, а ты сам отгородился от немилосердного, равнодушного и холодного мира. И украсить, разрисовать не цветами, не сусальными пейзажами, а тем, что у тебя внутри, что сжигает, бесит, заставляет рвать глотку отчаянным криком.      Вдруг кто-нибудь, случаются же чудеса, услышит тебя в этом гигантском городе среди миллионов людей, где каждый обязан быть счастлив, но отчего-то не у всех получается… Услышит – и станет легче.      Свои настенные росписи Баския подписывал граффити-именем SAMO. Каждый уличный художник, за неимением холста творивший на заборах и вагонах метро, должен был иметь имя-граффити. С потаенным смыслом. Свое «имя» Жан-Мишель Баския расшифровывал как «Same Old Shit» («То же старое дерьмо»). И это был не столько эпатаж и вызов, сколько вопль отчаяния. Так воют старые волки, у которых нет сил догнать ускользнувшую добычу. Хотя Баския был молод… Но от этого было лишь хуже.     Позже, когда стал создаваться миф о креоле с непослушными волосами и мыслями, Жана-Мишеля называли выходцем из трущоб, где нищета – привычный способ существования. Такой вот яркий мазок, колоритный штрих… В действительности все было не совсем так.      Конечно, Бруклин – не райское местечко, и по-настоящему состоятельных людей там не сыщешь. Однако по сравнению с соседями семью Баския можно было назвать именно что состоятельной. Ведь все познается в сравнении, особенно когда сравниваешь не с хорошим и возможным, а с плохим и реальным. Во всяком случае у его родителей была работа, и они даже смогли дать сыну какое-никакое образование, в том числе и художественное. В принципе, Жан-Мишель мог попытаться пойти обычным путем художника: учеба, лишения, бедность, первые заказы, первый успех и… богатство, свобода творчества, просто свобода. Однако большинство художников не становятся корифеями, а лишь поденщиками. Баския это понимал. К тому же, его нисколько не интересовали традиции прошлого, опыт поколений, он хотел рисовать здесь и сейчас, немедленно. Не так, как должен. А так, как умеет.

     Как лишь он умеет!

      Вооружившись пульверизаторами с краской, он разрисовывал стены, а затем отсиживал положенное в полицейских участках, ожидая, когда родители оплатят штраф, наложенный за мелкое хулиганство. И принимал наркотики… В Бруклине это было обычное дело. А во всем, что не касалось творчества, 17-летний максималист Жан-Мишель Баския был самым обычным городским пареньком.      Творчество… Да, наверное, все же это было творчество. Оно питается воображением и чем-то еще, что даровано небом. Баския никогда не пытался, да и не мог объяснить, что именно побуждает его нарисовать именно эту, а не какую-нибудь другую фигуру; именно этими красками; этими рваными или, наоборот, прямыми, как стрела, линиями. Он вообще никогда ничего не объяснял, и через годы, когда стал знаменит, ограничивался лишь общими рассуждениями, невнятной скороговоркой и рассеянными улыбками.

      Когда родители возмущались и заявляли, что больше не станут «выкупать» его из полиции, Жан-Мишель отправлялся на свалку и начинал покрывать цветными пятнами и картинками помойные хлам и рухлядь. Это приносило удовольствие, но не приносило денег. А деньги были нужны, и прежде всего – на наркотики. Тогда он стал рисовать открытки, которые продавал в ресторанах, которые посещала нью-йоркская богема.      Удача улыбнулась ему в 1982 году, когда в одном из модных кафе ЖанМишель познакомился с завсегдатаем этого злачного места знаменитым американским художником-авангардистом Энди Уорхолом.      Мэтр был уже немолод, ему было 54 года, подчеркнуто небрежен, с выглаженным косметологами бледным лицом и блестящими маленькими глазами. Блестели глаза от наркотиков, которые Уорхолл, однако, принимал с куда большей осмотрительностью, нежели его свита, в которой были актеры, художники, поэты, лощеные плейбои и прилизанные гомосексуалисты.      Всей этой шушере хотелось приобщиться к подлинному искусству, которое по общепринятому мнению олицетворял Энди Уорхолл; всем им хотелось побыть рядом с истинным кудесником поп-арта, способным объявить шедевром кучку дерьма и продать за бешеные деньги.      Самодельные открытки Жана-Мишеля – по-детски наивные, с рвущейся наружу энергией, иногда ироничные, порой откровенно страшные, – восхитили маэстро. Он усадил его рядом с собой и громогласно объявил о явлении нового гения. На следующий день все газеты поместили в колонках светской хроники фотографию Баскии и Уорхола.

     Это было начало славы

</lj-embed>

      Журналисты стали копать, и вскоре вся подноготная Баскии стала достоянием читателей. Происхождение; количество приводов в полицию; оставшееся незамеченным участие в выставке молодых художников в 1980 году и закончившийся конфузом персональный перфоманс в 1981-м. И конечно, вкусы: какая еда, какая одежда, какая прическа, какие наркотики – в общем, все личные предпочтения новой «звезды». Читатель хочет и имеет право знать все! Энди Уорхол не был богом, но он смог раздвинуть тучи, и на опекаемого им Баскию пролился золотой дождь. Все, что он рисовал, тут же попадало в руки щедрых на деньги и комплименты коллекционеров современного искусства.      Жан-Мишель снял огромную квартиру, в которой собственноручно покрыл граффити стены. Он ходил по дому босиком и в роскошном костюме от Армани. Под ногами валялись шприцы, а пиджак стоимостью в несколько тысяч долларов покрывали пятна краски. Это очень впечатляло журналистов и членов богемной тусовки, которые мухами роились вокруг ставшего супермодным художника.     Но деньги загадочным образом уплывали из рук Жана-Мишеля. Должно быть, потому что он их не считал. И он работал все больше и больше, до 18 часов в сутки, поддерживая себя кофе и взбадривая амфетаминами, а потом делал себе укол героина, иначе просто не мог заснуть.      Он подготовил несколько персональных выставок. Проводил в последний путь своего друга и наставника Энди Уорхола, скончавшегося в 1987 году. К этому времени Баския был уже совершенным развалиной: часто впадал в некое подобие ступора, то плакал, то смеялся, то становился агрессивен. Газеты писали, что у него не осталось ни мозгов, ни нервов, а самое главное – он стремительно теряет свой дар.

      Такая плата за такую жизнь           22 августа 1988 года Жан-Мишель Баския умер от передозировки героина. Ему не было и 28 лет.      …Известная своей неангажированностью кинокомпания Miramax сняла художественный фильм «Basquiat». Роль Жана-Мишеля исполнил Бенисио Дель Торо, Энди Уорхола сыграл рок-идол Дэвид Боуи. Фильм получился хорошим, щемящим. Там есть такой эпизод. Баския заходит в кафе, садится за стол и в ожидании заказа выливает соус на поверхность стола. Затем размазывает его и на этом фоне скупыми мазками рисует портрет официантки.      Понятно, такая «картина» долго не проживет, но официантка еще многие годы будет рассказывать, как стала моделью для большого художника.

      Жан-Мишель Баския не был волком – он был волчонком. Очень слабым волчонком. Обреченным. А волком он быть не хотел. И это ему удалось – не быть.      А стен все-таки стало меньше...

Автор: Борис ДЕНИСОВ

№87 (24132) от 19.05.2005 "Вечерняя Москва"

basquiatclubru.livejournal.com

50 лет Жану-Мишелю Баскии - Художники

Жан-Мишель Баския (1960 - 1988)

Американский художник, бурная карьера которого в искусстве продолжалась менее 10 лет. Умер от передозировки героина в возрасте 27 лет...

Баския родился в Бруклине, Нью-Йорк, 22 декабря 1960 года. У него были две младшие сестры: Лизен и Жаннин. Отец  Жана-Мишеля - Джерард Баския - был креолом, родившимся в Порт-о-Пренсе, Гаити, а мать -  Матильда Баския - пуэрториканкой, родившийся  и выросшей в Нью-Йорке. 

Слева направо:  Энди Уорхол (1927-1987),  Жан-Мишеля Баския (1960-1988) и итальянский художник Франческо Клементе.

Сам  Жан-Мишель Баския проявил раннюю одарённость и свободно говорил на французском, испанском и английском языках уже  в возрасте одиннадцати лет, а также был в состоянии читать и писать на всех трех языках. Отличался он также и способностями к художественному творчеству, что отмечалось его школьными учителями. Мать во всём поддерживала его тягу к искусству.

В сентябре 1968 года, когда Баския было семь лет, его родители развелись и он вместе с сёстрами остался с отцом. Через какое-то время семья  переехала в  Пуэрто-Рико, но через два года,  в 1976  вернулась обратно в Нью-Йорк.

В 1976 году, когда Баския было 15 лет, он убежал из дома. Он спал на скамейках в парке и вёл бродячий образ жизни, но менее чем через неделю его арестовывали и вернули на попечение отца.

Начиная с 1976 года  Баския и его друг Аль Диас начали рисовать граффити на зданиях в Нижнем Манхэттене, работая под псевдонимом САМО .

В июне 1977 года, Баскию  выгоняют из десятого класса школы в Бруклине и он окончательно уходит из дома, чему отец уже не препятствует. Баския  живет с друзьями, подрабатывая продажей футболок и открыток на улице.

В июне 1980 Баския принимает участие в The Times Square Show, коллективной выставке художников.

В 1981, поэт и арт-критик Рене Ричард опубликовал статью «The Radiant Child» в журнале «Артфорум», которая способствовала международной карьере Баския. На протяжении нескольких следующих лет Баския продолжает выставлять свои работы в Нью-Йорке.

Жан-Мишель Баския. Без названия, 1981 Продана за $ 14.6 млн. в 2007 году

С 1982 Баския регулярно выставляется с Джулианом Шнабелем, Дэвидом Салле, Франческо Клементе и Энцо Куччи, группой художников, которую арт-критики, кураторы и коллекционеры вскоре назовут неоэкспрессионистами. В 1982 Баския встретил Энди Уорхола.  Говорят, что Жан-Мишель восхитил Энди своими самодельными, наивно-детскими открытками. Он таскал их с собой по всему Нью-Йорку и предлагал купить понравившиеся каждому, кто хоть сколько-нибудь проявлял интерес.

В одном из ресторанов Сохо этот интерес проявил сам Энди Уорхол. За всей мишурой, окружающей претенциозную звезду Уорхола, художник Уорхол в свои 54 года не потерял способность видеть новое и актуальное. Ему нравились творческие эксперименты на протяжении всей жизни.

Общение с Жаном-Мишелем было для Энди счастливым пробуждением после вялых 70-х годов. Жан-Мишель делал очень легкое, честное, иногда наивное, иногда ироническое искусство, и Энди оно заряжало особой энергетикой, которая была так важна для него в последние пять лет жизни.

С 1984 многие друзья Баския начинают отмечать его все более странное поведение, вызванное приемом наркотиков. Баския пристрастился к героину в годы жизни среди уличных художников Нью-Йорка.

В 1985 Баския появился на обложке The New York Times Magazine.

Умер  Жан-Мишель Баския от отравления наркотиками (он смешал кокаин и героин) в своей студии в 1988 году.

В творчестве Баския можно условно выделить три периода:

В ранний период, с 1980 по 1982, он часто изображает скелеты и маскообразные лица.

Средний период, с конца 1982 по 1985 год отмечен интересом Баския к его гаитянским корням.

Последний период, с 1986 до смерти в 1988, отмечен новой манерой и новыми образами.

В мае 2007 работа Баския «Без названия» (1981) была продана на аукционе за 14.6 миллионов долларов.

rupo.ru


Evg-Crystal | Все права защищены © 2018 | Карта сайта