Рірѕр№Рѕс‹ апогей картина: Отечественная история

Звук и свет

Звук и свет

Физические вечера

В.С. Чикин,

г. Нижний Новгород

Сцена 1

На сцене Пифагор и его ученик Архит. Пифагор
извлекает аккорды из изобретенного им
музыкального инструмента – монохорда.

Пифагор.

Познал я наконец-то тайны звука,
Настроен инструмент чудесный мой.
Закончилась исканий сладких мука
Гармонии, в которой звуков строй
Ласкает слух и лечит нашу душу,
Дает ей радость, неземной полет.
Приятное звучание разрушит
Болезни тела, радость принесет.
Назвал я монохордом звучный ящик,
В нем струны разной сделаны длины,
И звуков нет для слуха слаще,
Когда касаюсь пальцем я струны.
Вся тайна в длинах струн здесь скрыта,
Они относятся, как целых чисел ряд.
Теперь звучание в аккорд единый слито –
Любые две струны в гармонии звучат.
Четвертая струна короче первой
В два раза ровно, этот интервал
Назвал
октавой я. Клянусь Минервой,
Совместный звук их радость излучал.
Потом идет изнеженная квинта.
Здесь струны первую и третью мы берем.
Она из звукового лабиринта
Выводит всех, кто заблудился в нем.
Струн длины первой с третьей – посмотри –
Относятся как числа два и три.
И наконец, послушай кварту, друг,
Вторая с первой даст прекрасный звук.
Вторую к первой по длине берем
В пропорции, как тройка к четырем.
Каков закон звучанья струн!
Архит, скажи, разгадана загадка?..

Архит.

Закон прекрасен, но я слишком юн,
Чтобы учителю сказать о недостатках.

Пифагор.

Нет, говори, какие есть пробелы,
Все недостатки укажи мне смело!

Архит.

А недостатки видит здесь мой взор
Хотя бы в том, что делишь ты октаву
На два неравных интервала, Пифагор.
Ведь кварта с квинтой неравны же, право.
К тому же я установил недавно,
Что есть обратные пропорции длине
У тона, и все это явно
Друзьям понравилось, как показалось мне.
Я их заворожил своей игрой
На лютне, сделанною мной.
Да, сумма кварты с квинтой есть октава,
Но интервалов много и других,
Кто их откроет, тем и будет слава,
А мы разделим славу на двоих.

Сцена 2

У клавесина два музыканта –
Вексмайстер и Нейгард, открывшие
темперированный строй.

Вексмайстер.

У Пифагора в музыкальной гамме
На два неравных полутона тон
Делился, и полутонами
Все недовольны были, но закон
Открыт был Пифагором верный.
Учти, что точность – та же красота.
Пусть Пифагор как музыкант был скверный,
Но как ученый – не другим чета!
И все же на двенадцать полутонов
Октаву мы разбить теперь должны,
Гармония зависит от законов,
Которые не сразу всем видны.
У верхних звуков для одной октавы
В два раза будет выше частота,
Чем у нижних. Тогда имеем право
Мы сосчитать – здесь логика проста –
У каждой ноты частоту отдельно,
И будет темперированный строй.
Октав мы сделаем семь-восемь параллельно,
А интервалы называй, друг мой.

Нейгард (играет).

Октава, септима, за ней, конечно, секста,
Вот квинта, кварта, терция за ней,
За терцией секунда просит места,
Открыть же примой ряд всего верней.
Начать отсчет лишь с тона «ля» законно.
Когда-то издавала ноту «ля»
Статуя колоссальная Мемнона
В Египте Древнем, радость всем суля.
Настрой пусть делают и наши музыканты
От ноты «ля», как делали гиганты.
Его неплохо делать с камертона,
Который с ящиком настроен в резонанс,
Дает он звук настроечного тона,
И струны выдадут приятный консонанс*.
Смотри, теперь как равномерна гамма!
Так темперирован клавир у нас,
Что частота двух нот, ближайших самых,
Различие дает в одну и пять сотых раз**.

Играет гамму.

Возьмем семь основных тонов в октаве:
До, ре, ми, фа, соль, ля и си.

Играет их на клавире.

Вот семь жемчужин в золотой оправе
Короны музыкальной, и от сих
Волшебных звуков будет строго
Начало брать наш музыкальный строй,
И пять «диезов» будут им подмога,
Как помогает физика порой:
Зависит частота колеблющихся тел,
Будь воздух это или струны в скрипке,
Лишь от длины, и наш с тобой удел
Нажать
на клавишу, конечно, без ошибки,
Или зажать на грифе так струну,
Чтоб под смычком возникли звуки.
А если две зажмем, а не одну –
Получим консонанс. Искусству без науки,
Наверное, было б плохо жить,
И этой связью надо дорожить.

На сцене Наполеон. Входит маршал Груши.

Груши (взволнованно).

Мой сир, я потрясен, я сломлен,
При Ватерлоо нет моей вины.
Мне крест предателя судьбою уготовлен,
Но я не предавал! Вам не нужны
Теперь мои слова – плен и изгнанье
Ждут повелителя Европы, но тому
Виной не я. Любое наказанье
Придумайте мне – смерть или тюрьму, –
Но не вините в подлости, измене,
Не вынести клейма позора мне!
Я не виновен в вашем плене
И из-за этого мне тяжело вдвойне.

Наполеон (гневно).

Ты говоришь, что невиновен, маршал!
Давай событий восстановим ряд.
Тебя оставил с войском я уставшим
В трех лье в лесу, ты пьян был, говорят.
Когда раздался рев и гром орудий,
Ты должен был с отрядом кирасир
Ударить с фланга. Мертвого разбудят
Стрельба и крики, гром и рев мортир.
Полдня я ждал и был за все спокоен.
Сошлись две армии примерно равных сил.
Груши, ты был прекрасный воин,
Я не приказывал, я только попросил,
Чтобы в момент сраженья переломный
Ты смог ударить в спину англичан,
А ты, предатель подлый, вероломный,
Сидел в лесу, предав однополчан,
И ухом не повел, услышав бой,
Я не хочу знакомым быть с тобой!

Груши (с мольбой).

Но, сир, все дело только в том,
Что я совсем не слышал залпов пушек!
Я всех опрашивал солдат потом,
У всех как будто заложило уши.
Была повсюду гробовая тишина,
А мы себя должны не обнаружить –
И ждали с трепетом все боя дотемна.
Посты внутри стояли леса и снаружи,
И честь моя в том будет вам порука,
Никто не слышал никакого звука!..

Наполеон.

Так что же получается, несчастный,
Звук оказался виноватым в том,
Что вся судьба Европы в одночасье
Решилась из-за спавших крепких сном?
Да я уверен: вы весь бой проспали,
Или вино ваш притупило слух!
Отряды Блюхера от вас в лесу стояли
Намного дальше, но он был не глух
И к вечеру на помощь Веллингтону
Пришел, и нам нанес решающий удар.
Я был разбит, мне не вернуть корону,
Но ты виновен, ты не глух, не стар
И слышал, слышал звуки канонады!
Для звуков не было там никакой преграды!..

Груши.

Мой сир, знакомый мой ученый,
Когда ему я это изложил,
Своей ошибкой страшно удрученный,
Подумав пару дней, предположил,
Что дело здесь в физическом законе,
Который мы не знали, и злой рок
Меня толкнул расположиться в зоне,
Где слышать звуки боя я не мог.
Бывают и для звука зоны тени,
Коль в атмосфере сильный перепад
Температур, и воздуха волненье
Там может быть ослаблено стократ
Все потому, что звуки вверх уходят
И до ушей до наших не доходят.

Наполеон (в раздумье).

Я в физике, мой маршал, не силен,
Но буду помнить, видимо, до смерти,
Какую роль физический закон
Сыграл в судьбе Европы, уж поверьте!

Сцена 4

На сцене Свет и Звук.

Звук.

Мой дорогой приятель Свет,
Мы встретились с тобою tet-a-tet,
Ну с глазу на глаз, если непонятно.
Встречались, правда, мы неоднократно,
Но по душам поговорить с тобой
Не удавалось, и тому виной
Твое движение в пространстве.
Ты, слышал я, в непостоянстве
Находишь радость дней своих
И очень в этом деле лих.
И, думаю, непостоянство это –
Твоя фамильная примета:
То ты частица, то волна!
Зачем раздвоенность нужна
Тебе, властителю Вселенной?
Зачем жить жизнью переменной?
В фотоэффекте ты – частица,
Ее назвали люди квант.
Квант выбить электрон стремится
Из атома, и проявиться
У кванта может здесь талант.
Его я в этом не виню,
Свою энергию hn
На совершение работы
Для выхода из вещества
Он электрону даст с разлета –
Судьба у кванта такова.
Но при движении в пространстве,
Ты вдруг становишься волной.
Препятствие в одном из странствий
Тебе вот встретилось, друг мой:
Размер препятствия сравним
С длиной волны, ну, по-иному,
Ты вроде бы как ровня с ним,
И по закону волновому
Ты край препятствий огибаешь,
И вновь идешь не по прямой,
А под углом, и возникает
Со светло-темной чередой
Картина из препятствий тех,
Что были в качестве помех.
Дифракцией зовут, не так ли,
Такие с волнами спектакли?

Показывает плакат с дифракционным и
интерференционным спектрами.

Пусть маленький кружочек встанет
У света прямо на пути.
(Источник точечный – учти!)
Что мы увидим на экране?
Увидим в центре белый круг
И череду колец вокруг.
С дифракцией всегда едина
Интерференции картина.
Чередование колец
Дает наглядный образец,
Как могут наложиться волны.
То мрак в каком-то месте полный,
И виден всеми темный круг,
То свет стал ярче вдвое вдруг,
И видно белое кольцо, –
Факт наложений налицо.
Одна волна, догнав другую,
То гасит свет, рождая тьму,
То вдруг усилит! Так могу я
Истолковать ту кутерьму,
Которая идет со светом.
Как судишь ты о факте этом?

Свет.

Ты прав, меняю я обличье.
Но что плохого в этом, брат?
У нас с тобою есть отличья
И сходство есть, чему я рад.
Распространяться в средах разных
Мы можем: я и ты – волна.
В движениях волнообразных
Есть фаза, частота, длина,
Есть амплитуда, между прочим,
И скорость – каждому своя.
Волна продольная у звука,
Но поперечная всегда
У света, – говорит наука, –
Пошла различий череда.
Свет будет электромагнитной
В пространстве двигаться волной.
В своей основе первобытной
С упругой связан звук средой.
Но только помни: свет несется
Быстрей тебя в сто тысяч раз.

Звук.

Да, я, признаться, помню это
И продолжаю твой рассказ.
Ты, свет, волною поперечной
Носиться можешь в пустоте.
Я, с меньшей скоростью, конечно,
Распространяюсь лишь в среде.
Обычно звук у нас продольный,
(Хоть в твердом теле – не всегда).
Лишь волны сжатия проводит
И газ, и жидкая среда.
Но я не понимаю все же,
Хоть принимаю твой упрек,
Что в полном вакууме может
Вдруг колебаться поперек?

Свет.

Колеблется там вектор поля.
Представь себе, что электрон
С орбиты верхней
Вниз спустился,
И атом испустил фотон
(Опять тебе я поясню:Энергия его hn.)
Частицы эти световые
Имеют свойства волновые.
Был назван электромагнитной
Волной обоих всплеск полей,
Когда стал двигаться быстрей
Заряд, создавший этот скрытный
От всех, но скоростной тандем,
Единство сразу двух систем.
Два поля, но в одной упряжке:
Магнитное, в заботах тяжких,
И электрическое с ним.
Союз их жив и неделим,
А вектор E и вектор B,
Меняясь, жизнь дают волне.
Так вот, два вектора у поля
Колеблются в процессе том,
У них ответственные роли,
Нам их значение позволит
Узнать в пространстве обо всем,
Что связано с полями теми
И колебанием в системе.
Они и будут поперечны
По направлению к волне,
Их измененья быстротечны.
Осталось лишь добавить мне,
Что в электромагнитном поле
Фотон любимцем будет жить.
Природа мудрая позволит
Взаимодействие вершить
Как с веществом, так и с полями
Через фотоны, и словами
Не так-то просто описать
Картину тех взаимодействий.
Частиц бесчисленны семейства,
Едина лишь природа-мать.


* Консонанс – приятное звучание.
** 1,05.

Взлом банкоматов Развлекательный портал !!!


 

Банковские автоматы и
кредитные карточки уже давно появились на улицах
больших городов и постепенно начинают входить в
нашу жизнь. Что есть банкомат с точки зрения
хакера? Правильно, источник халявы и быстрого
способа заработать немного карманных деньжат.
Ведь если украсть десяток—другой долларов, кто
будет вас искать?

От банковских работников я слышал, что
оправданными с финансовой точки зрения будут
поиски похитителя, умыкнувшего в свой карман по
крайней мере 300 вечнозеленых.

Уменьшим эту цифру вдвое для безопасности и
примем полученные полтораста баксов в качестве
того потолка, заходить за который не стоит даже
в том случае, если очень—очень хочется купить
новый микропроцессор или материнскую плату, а к
ним быстрый модем впридачу.

Впрочем, с юридической точки зрения похищение
даже одного доллара — кража. Поэтому, прежде чем
отправляться к ближайшему банкомату с кусачками
и отверткой, запаситесь на всякий случай парой
адвокатов и захватите Шварценеггера на тот
случай, чтобы немножко попридержать службу
безопасности банка, пока вы будете сматывать
удочки. Для того чтобы получить деньги, мало
найти потерянную карточку и вставить ее в
прорезь автомата. Нужно ввести с клавиатуры
определенный код, на карточке не написанный и
хранящийся у клиента в голове. Сама по себе
карточка без него бесполезный кусок пластика. К
тому же ее бывший владелец, как только обнаружит
пропажу, немедленно позвонит в банк, и у
карточки будет выставлен знак изъятия. Другими
словами, она исчезнет в недрах банкомата и уже
больше никогда не попадет к вам в руки.
Следовательно, нужно не только найти карточку,
но еще и подсмотреть вводимый ее владельцем
пароль и снять со счета требуемую сумму еще до
того, как тот обнаружит пропажу.

Впрочем, если мы уж сумели подсмотреть пароль,
то и карточку воровать совершенно необязательно.
Достаточно ее считать. Что и сделали в свое
время ребята из Эстонии. История шумная и
известная почти каждому кардеру. В дорогих
ресторанах официант, пока нес карточку клиента,
успевал ее считать портативным устройством
размером с пачку от сигарет, изготовленным из
обычной магнитофонной головки, батарейки,
усилителя сигналов и записывающего устройства.
Ошибка горячих эстонских парней заключалась в
том, что они грабили часто и помногу. Другими
словами, в жадности. А вот в другой истории
злоумышленникам повезло больше. Как-то раз на
малолюдной улице одного небольшого городка
появился новый банкомат. Естественно, нашлись
такие, что пожелали им воспользоваться. Опускают
в него карточку, вводят нужный пароль. Ждут себе
ждут, а банкомат им отвечает: извините, мол,
нету денег, или связи — в общем, выдает
неподозрительное объяснение невозможности выдачи
денег. В банке долго понять не могли — как
совершается кража? Почему-то никому и в голову
не могла придти мысль, что этот банкомат-то
липовый и установлен злоумышленниками специально
для чтения карт и запоминания паролей. Позже его
демонтировали, но злоумышленников, кажется, так
и не нашли. За полтора года (а именно столько он
умудрился простоять) кардеры перекачали на свой
счет немалую сумму. Однако же рядовой хакер
скорее найдет оброненную кем-то впопыхах
тысячедолларовую купюру, чем завалявшийся на
свалке банкомат. Может быть, есть способ
попроще?

Есть, но для этого потребуется умение держать
паяльник в руках, чтобы смастерить себе некий
хардваринговый девайс, а также разбираться в
сетевых протоколах на канальном уровне. Идея
проста до безобразия: поскольку банкомат в себе
не хранит никакой информации и всегда обращается
за ответом в банк, то можно, врезавшись в кабель
между ним и банком, перехватить трафик и
фальсифицировать его нужным нам образом. Ни один
банк не в состоянии гарантировать целостность
кабеля на всем его протяжении.

Разумеется, для анализа протокола обмена
понадобится персональный компьютер, а также
программа для снятия дампа и представления его в
удобочитаемом виде. Можно, к примеру,
воспользоваться компактной и маленькой утилитой
pio и навигатором управления bleak_l, заботливо
написанным хакером KPNC для взлома НТВ, но
вполне подходящим и для этого случая.

Единственное, что придется спаять
самостоятельно, так это контроллер для
подсоединения к банковскому кабелю. В Сети очень
много различных схем и энтузиастов, предлагающих
за относительно небольшие деньги приобрести уже
готовые изделия. Так или иначе, но в дальнейшем
будем считать, что такой девайс у нас есть.

Наши последующие действия

— Врезаемся в линию между банкоматом и
авторизационным центом (заметим, что врезаться
придется в разрыв кабеля, так чтобы вы в
дальнейшем могли не только перехватывать, но и
блокировать любые проходящие пакеты).
Разумеется, что если мы хотя бы на мгновение
прервем целостность кабеля, дело закончится
плачевно. Поэтому поищите в книжках электронные
схемы мгновенной коммутации «на ходу».
Аналогичным образом мошенники нейтрализуют
сложные системы электронных сигнализаций. Не
тех, что в магазинах, а на порядок совершеннее.

— Наблюдаем за пересылкой пакетов, не
предпринимая никаких действий. Только наблюдаем,
чтобы понять логику. На самом деле это «только»
представляет собой утомительный и кропотливый
анализ протоколов и расшифровки всех полей
заголовков пакетов с той целью, чтобы в
дальнейшем иметь возможность генерации и
отправки собственных пакетов, не опасаясь того,
что они чем-то будут отличаться от реальных.

— Теперь манипулируем легальной картой (это
значит, что по крайней меру одну карту вы должны
будете все же завести) с тем, чтобы понять
логику обмена. В частности, найти и опознать
передаваемые банкоматом запросы и возвращаемые
ему ответы.

— Сравним теперь это с просроченной картой,
чтобы определить реакцию системы в такой
ситуации, а также найти и идентифицировать коды
ошибок (они нам потом понадобятся).

— Наконец, тяпнем по маленькой для храбрости и,
оставив Шварценеггера на шухере, начнем процесс.
Засовываем нашу карту, на счету которой лежат
оставшиеся после экспериментов с банкоматом
несколько долларов.

— Наблюдаем, как банкомат шлет запрос, включая
номер нашего счета и все остальное. Мы никак не
вмешиваемся в этот процесс.

— Авторизационный центр должен вернуть ответ, в
котором содержится много полезной информации. А
среди нее — максимально возможная сумма для
снятия. Вот тут мы перехватываем этот пакет и
взамен него шлем другой. Чем он отличается от
оригинального, не стоит, наверное, даже говорить
— и так всем ясно. Но будьте внимательны! Эта
сумма может присутствовать сразу в нескольких
полях, кроме того, необходимо скорректировать и
поле контрольной суммы, иначе ничего не
получится! Это самый сложный момент во взломе.

— Впрочем, на этом этапе вы еще ничем не
рискуете. Если ошибетесь, то просто перехватите
обратный ответ банкомата и не пропустите его.
Ведь вы еще помните коды ошибок, не так ли? А
поэтому пробуйте, пока банкомат не «проглотит»
фальсифицированный пакет.

— Ну что же, теперь требуйте от банкомата
столько денег, на сколько у вас хватит совести.
В это время банкомат передает банку, сколько
денег было снято. Взаправду. Эту информацию надо
перехватить и послать ложный пакет, что денег
снято всего 1 доллар (или сколько у вас там
осталось взаправду на карточке). Будьте очень
внимательны. Теперь фальсифицированный пакет
передается уже банку, и любое неверное действие
будет необратимо зафиксировано системой
безопасности, и даже Шварценеггеру скоро
покажется жарковато.

— Ну вот и все. Осталась маленькая проблема —
как обеспечить сходимость дебета и кредита. Ведь
банкомат ведет логи и протоколы всех действий.
Подумайте, как можно обмануть систему.

— Наконец все! Вы отсоединяете свой ноутбук от
кабеля, по возможности замаскировав нелегальное
подключение, и отправляетесь в ближайший
компьютерный салон за новым микропроцессором.

— Однако помните, что многие банкоматы сейчас
снабжены контрольными телекамерами, что не есть
хорошо. Но к счастью, еще не все. И стальная
крыса всегда найдет для себя щель!

А вообще, чтобы ломать банкоматы, неплохо бы
разобраться в их устройстве, типовом протоколе
обмена и программном обеспечении. То есть так
или иначе выбрать себе работу, связанную с их
разработкой, созданием или по крайней мере
эксплуатацией. В этом случае вы получите
действительно достоверную информацию об их
устройстве, а также слабых и сильных сторонах. А
ведь уязвимость у них действительно есть.

[an error occurred while processing the directive]