ай РІСЌР№РІСЌР№ картины: Отечественная история

Остров Шотландия

Остров Шотландия

А.В. Сивицкий

Приграничная полоса ощущается
настолько явственно, что невольно ждешь за
следующим поворотом дороги конец пути и
представляешь себе, как в скалистый морской
берег ударяют волны. Голубое небо тускнеет и
становится серым, горизонт заслоняют постепенно
переходящие в горы холмы. Ухоженный
английский ландшафт сменяется однообразными
овечьими пастбищами, которые обнесены оградой из
грубых валунов и охраняются свирепого вида
овчарками, исчезают придорожные деревни.
Одновременно с ухудшением и сужением дороги
иссякает поток машин, исчезают, как часть
пейзажа, привычные придорожные кафе и магазины,
территория как бы нехотя пропускает дорогу
сквозь себя. Начинаешь понимать, почему именно
здесь остановились в начале нашей эры
непобедимые римляне: не столько из-за
сопротивления кельтских племен, сколько из-за
сопротивления ландшафта. Римляне отгородили
себя от этого чуждого ландшафта в буквальном
смысле стеной, построив здесь вал Адриана,
ставшего впоследствии современной границей
Шотландии. Римляне подошли, если можно так
выразиться, к концу типично европейского
ландшафта.

Британия во время римского господства

В эпоху римского владычества высшие
классы юга Британии оказались полностью
романизированными и из кельтских вождей племен
превратились в римских землевладельцев и
чиновников. Люди гражданских провинций стали
считать себя не бриттами, а подданными Рима.
Римская оккупация положила начало разделению
единого ранее британского этноса. Недаром сразу
после ухода римлян с острова в 350 г. шотландские
кельты (гойделы) произвели несколько
опустошительных набегов на юг. Единое ранее
этническое поле Британии было окончательно
расколото.

Конечно, этнос, населявший Британию до
прихода римлян, не был монолитным. Тогда, как и
теперь, Шотландия была по отношению к остальной
части острова территорией с худшими
климатическими условиями, что сказалось на
характере людей и наложило свой отпечаток на
население, осваивающее эту территорию. Заселение
Шотландии порой осуществлялось не добровольно, а
в результате изгнания тех или иных групп
населения из более благополучных южных районов.
Так, кельты изгоняли иберов (первые островитяне),
занимавшихся строительством дорог,
террасированием склонов и возведением
циклопических сооружений вроде Стоунхеджа.
Первая волна кельтов затопила Британию примерно
в VIII в. до н.э. — это были рейнские кельты: гойделы.
Примерно через два столетия после них пришли
бритты — ветвь кельтов, которые научились
выплавлять железо и изгнали своих родичей,
пользовавшихся бронзой, с юга и востока в Уэльс,
Шотландию и Ирландию. Третья волна — белги из
Северной Галлии, они пришли около 100 г. до н.э. и
заняли внутренние районы Британии.

Каждая
последующая волна кельтской экспансии изгоняла
предыдущую в необжитые районы, возможность
использования которых сильно возросла после
изобретения железного топора. В бронзовом веке
цивилизация Британии была распространена лишь
по побережью и по долинам рек, территория
современной Шотландии, как и центральная часть
Англии, была практически не заселена, поскольку
сопротивляемость самой территории оказалась
слишком велика. Ведь, по мнению палеогеографов, в
V в. до н.э. климат Северной Европы был более
влажным, территории заболачивались и
становились непригодными для жизни. Большая
часть острова была тогда покрыта дубовыми и
ясеневыми лесами и густым кустарником; такие
леса представляли собой непреодолимое
препятствие для людей, владевших бронзовыми
орудиями. И действительно, леса эти оставались
нетронутыми вплоть до нашествия бриттов, когда
железный топор сразу снизил сопротивляемость
пространства.

На картах, оставленных иберами,
Шотландия тогда представлялась отдельными от
Британии небольшими островами. Спустя 1500 лет
Страбон, описывая Британию, написал: “Бреттания
по форме представляет треугольник; ее самая
длинная сторона простирается параллельно
Кельтике…” То есть, по тогдашним
представлениям, Британия представляла собой
треугольник, резко сужающийся к северу
(территория, о которой мало знали, казалась
меньше, чем на самом деле). Даже на средневековых
картах (см. карту Матфея Парижского) Шотландию
продолжали изображать почти островом.

Представления о Шотландии изменялись,
по мере того как изгои вынуждены были заселять
север.

Помимо чисто исторических причин,
обусловивших разделение единой страны на
Шотландию и Англию, были и причины
физико-географические. Граница между Англией и
Шотландией проходит по естественной котловине
между Южно-Шотландским нагорьем и Пенинскими
горами, а побережье до недавнего времени весьма
заболочено — граница представляла естественный
барьер. Резко различается количество выпадающих
осадков на территории Шотландии и на юге острова.
А значит, различаются и условия существования
людей. Физико-географические условия выступали
катализатором процесса разделения единого
британского этноса. Англо-шотландские различия
бросаются в глаза, когда подъезжаешь к границе.

Пышная ранее трава становится
пожухлой, пейзаж — более однообразным; в
приграничной полосе кроме холмов с неказистой
травкой ничего нет — “шотландистость”
территории возрастает. После пересечения
границы однообразие начинает спадать, и уже при
подъезде к Глазго ландшафт как бы стремится
наверстать упущенное, однако такого
разнообразия, как в Англии, все-таки не достигает.

В Глазго поначалу кажется, что попал в
типичный английский город. Но это
впечатление обманчиво. Прежде всего здесь не
испытываешь того чувства напряженности, которое
охватывает человека во всех крупных городах.
Преобладающая одно-, двухэтажная застройка
придает ему какой-то уютный, домашний вид; совсем
не видно модных современных зданий. Отсутствует
центральный деловой район, по крайней мере в том
виде, в каком он существует в европейских городах
такого масштаба. Вообще город производит
впечатление разросшейся деревни, в которой жизнь
течет более спокойно и подчиняется совсем другим
законам. Это ощущение домашнего уюта англичане
не смогли вытравить даже за несколько веков
своего присутствия здесь.

Уже в XVII в. в Шотландии существовало
две границы с Англией — юридическая и культурная;
эта вторая граница разделяла равнины и нагорья
Шотландии, оставляя за “культурной” Шотландией
гораздо меньшую территорию, чем за
“юридической”. Вот как описывал этот феномен
Фернан Бродель: “Шотландия не была целиком
кельтской, в самой богатой ее области, на
Равнинах, низко лежащих землях, протянувшихся от
Глазго до Эдинбурга, давно уже заговорили
по-английски. У англичанина могло складываться
впечатление, что он находится там дома. Напротив,
Нагорья говорили по-гэльски (на крайнем севере
есть даже район, где сохранился норвежский
диалект). Экономический рост Шотландии лишь
подчеркнул разрыв между нагорьями и равниной.
Можно было бы сказать, что граница, что отделяла в
XVII в. все более и более богатую Англию от
относительно бедневшей Шотландии, граница эта в
некотором роде переместилась с
англо-шотландской границы к границе Нагорий”.

Распространение кельтского диалекта в
Британии

Дальше Глазго на английском автобусе
не доехать (хотя английская автобусная сеть
охватывает всю территорию, все города и крупные
поселки Англии и Уэльса), потребуется пересесть
на шотландский автобус. По Шотландии автобусное
передвижение возможно только на машинах местной
автобусной компании “Scottish Link”. Автобусы
шотландской компании начинают активно
функционировать от Глазго или Эдинбурга, а не от
административной границы Англии и Шотландии. Это
связано с тем, что экономическая граница стран,
как уже говорилось, сдвинулась от юридической на
север. В настоящее время Глазго и Эдинбург можно
назвать пограничными городами. Приграничная
зона практически полностью исключена из
экономической сферы деятельности двух стран, это
“человеческая пустыня”.

Две автомобильные магистрали
государственного значения, ведущие из Англии в
Шотландию, обрываются на границе, одна в
Карлайле, а другая в Ньюкасле, далее магистрали
превращаются в обычные шоссе. Две железные дороги жмутся к краю
обжитой территории, стараясь не углубляться во
внутренние районы страны, и только при подъезде к
Глазго или Эдинбургу, в долине между этими
городами, дорожная инфраструктура по своей
разветвленности начинает напоминать Англию. По
крайней мере только тут существуют дороги
государственного значения.

Автобусный вокзал в Глазго поражает
своими размерами, по величине он немногим
уступает автостанции в Лондоне. Однако
заполненность его явно ниже: пожалуй, он чересчур
велик для города. Единственным оправданием его
размеров может быть тот факт, что он служит
“перевалочной базой” между Англией и
Шотландией. Именно начиная отсюда имеют хождение
шотландские фунты, хотя расплачиваться
английскими тоже можно. Именно отсюда
шотландский флаг вытесняет британский. Именно
здесь впервые можно увидеть расписание игр
шотландского футбольного чемпионата и игр
сборной. И наконец, именно здесь Мелу Гибсону
присудили награду Шотландии за фильм “Храброе
сердце”, о войне за независимость Шотландии в XIV
в., что вызвало протесты в английской прессе.

Когда покидаешь Глазго и едешь еще
дальше на север, то впечатление о чужеродности
места, об отделенности страны все увеличивается.
Начало процессу разделения британской нации
было, как уже отмечалось, положено во время
римского владычества. В 450 г. у покоренных
римлянами бриттов появился новый враг — англы и
саксы — племена с германского побережья. Именно
жители покоренных, “гражданских” районов стали
их добычей, поскольку традиционная клановая
(племенная) структура у них была уничтожена, а
новая “римская” ослабела как в результате ухода
самих римлян в 407 г., так и из-за постоянных
набегов их бывших шотландских родственников.
Монах Гильдас в своей книге “О гибели Британии”
пишет, что с нашествием англов и саксов страна
подверглась страшному разорению, все, что
осталось от римской культуры, было уничтожено,
бритты частично истреблены, частично оттеснены
на запад. К концу VIII в. англосаксонское
наступление остановилось. Была завоевана вся
Англия кроме Корнуолла, незавоеванными остались
Уэльс и Шотландия.

С тех пор правильнее говорить о трех
различных народах, населяющих остров: западных
бриттах (уэльсцах), северных бриттах (шотландцах)
и смеси англосаксов с “проримскими” бриттами
(англичан). Эти различия прослеживаются даже на
карте, показывающей распределение населения
острова по группам крови.

В Грампианских горах и на
Северо-Шотландском нагорье о существующей где-то
цивилизации напоминает только петляющая среди
скал дорога. Край поражает своей суровостью и
вместе с тем очаровывает своей простотой. Эта
земля вправе считаться сердцем шотландской
нации. Именно в этих местах в начале XIV в.
происходили сражения с Эдуардом II, когда тот
вторгся в Шотландию и попытался ее подчинить.
Тогда восстала вся страна, и в 1314 г. при
Баннокберне шотландский король Роберт I разбил
англичан. В средние века Шотландия выступала
против Англии на стороне Франции во время
Столетней войны, и в документах закреплялась
обязанность всех шотландских городов и деревень
“и впредь участвовать в любой войне против
английского короля”.

После выезда из горной страны дорога
первое время идет по побережью, которое у
Инвернесса прорезается глубокими проливами,
напоминающими фьорды. Здесь, на востоке, их не
очень много, западное же побережье Шотландии
неотличимо от норвежского берега. Поэтому совсем
неудивительно узнавать о существовавших здесь в
древности многочисленных поселениях викингов.
На некоторых северных британских островах еще до
сих пор разговаривают на старонорвежском
диалекте.

Роберт Бернс
пришел в шотландскую литературу в конце XVIII в.,
когда в ней боролись две тенденции: подражание
английским образцам и стремление сохранить
национальные особенности, народный язык.
Шотландия, давшая прекрасные произведения
духовной и светской поэзии, в 1707 г. потеряла свою
независимость, свой парламент, даже свой
литературный язык. Официальным языком стал
английский, и у народа, по-прежнему говорившего
по-шотландски, остались только старые песни,
легенды и сказки. Народ еще ждал своего поэта.

Роберт Бернс родился 25 января 1759 г. в
деревушке Аллоуэй в Южной Шотландии. Однако его
отец, фермер, происходил с севера. И зов
«настоящей», наименее англизированной, горной
Шотландии постоянно слышится в стихах Бернса:

«В горах мое сердце… Доныне я там…»;

«Лучший парень наших лет,
Славный парень,
Статный парень,
На плече он носит плед,
Славный горский парень».

Отец вынужден был уехать из родных
мест, отчаявшись добиться сколько-нибудь
приличных урожаев на скудных северошотландских
землях. После нескольких лет работы садовником в
Эдинбурге ему удалось наконец скопить деньги на
аренду участка и строительство дома в Аллоуэе
(этот дом — глиняная мазанка с соломенной крышей —
сохранился до наших дней). После семья не раз
меняла фермы, молодые годы Бернса прошли в
крестьянском труде, и там поэт начал писать.
Первая его книжка вышла в 1786 г. в шотландском
городке Килмарноке и принесла автору нежданную
славу. Через год вышло первое эдинбургское
издание, Бернса стали переиздавать в Лондоне,
Белфасте, Дублине…

В своих стихах Бернс обращается к шотландской
традиции, с гордостью вспоминает шотландскую
независимость и с болью говорит о ее утрате. Во
многих произведениях он обращается к образам
национальных героев Шотландии, боровшихся
против англичан — Уоллесу и королю Роберту Брюсу,
чьи войска в 1314 г. при Беннокбурне одержали
победу над войском английского короля Эдуарда II.

Роберт Бернс

Шотландская
слава

Навек простись,
Шотландский край,
С твоею древней славой.
Названье самое прощай
Отчизны величавой!

 

Где Твид несется в океан
И Сарк в песках струится, —
Теперь владенья англичан,
Провинции граница.

 

Века сломить нас не могли,
Но продал нас изменник
Противникам родной земли
За горсть презренных денег.

 

Мы сталь английскую не раз
В сраженьях притупили,
Но золотом английским нас
На торжище купили.

 

Как жаль, что я не пал в бою,
Когда с врагом боролись
За честь и родину свою
Наш гордый Брюс, Уоллес.

 

Но десять раз в последний час
Скажу я без утайки:
Проклятие предавшей нас
Мошеннической шайке!

Ода шотландскому пудингу
Хаггис

В тебе я славлю командира
Всех пудингов горячих мира, —
Могучий Хаггис, полный жира
И требухи.
Строчу, пока мне служит лира,
Тебе стихи.
Дородный, плотный, крутобокий,
Ты высишься, как холм далекий,
А под тобой поднос широкий
Чуть не трещит.
Но как твои ласкают соки
Наш аппетит!
С полей вернувшись, землеробы,
Сойдясь вокруг твоей особы,
Тебя проворно режут, чтобы
Весь жар и пыл
Твоей дымящейся утробы
На миг не стыл.
Теперь доносится до слуха
Стук ложек, звякающих глухо.
Когда ж плотнее станет брюхо,
Чем барабан,
Старик, молясь, гудит, как муха,
От пищи пьян.
Пусть тот, кто любит стол французский —
Рагу и всякие закуски
(Хотя от этакой нагрузки
И свиньям вред),
С презреньем щурит глаз свой узкий
На наш обед.
Но — бедный шут! — от пищи жалкой
Его нога не толще палки,
А вместо мускулов — мочалки,
Кулак — орех.
В бою, в горячей перепалке
Он сзади всех.
А тот, кому ты служишь пищей,
Согнет подкову в кулачище.
Когда ж в такой руке засвищет
Стальной клинок, —
Врага уносят на кладбище
Без рук, без ног.
Молю я Промысел небесный:
И в будний день и в день воскресный
Нам не давай похлебки пресной,
Яви нам благость
И ниспошли родной, чудесный,
Горячий Хаггис!

Стихи в переводах С.Я. Маршака

 

Завоевание Британии викингами

Британия подвергалась набегам
скандинавов с VIII в. В Англию вторглись датчане, а
в Шотландию — норвежцы. Эти два народа пришли на
остров с совершенно разными целями. Датчане
стремились завоевать центр острова, так похожий
на их родину, и часть Англии некоторое время
входила в империю Кнудаеликого (XI в.). Норвежские викинги не
пытались завоевать территорию, но основали
достаточно большое количество поселений в
местности, изобилующей фьордами. Им нужна была
только небольшая прибрежная полоска земли как
база для набегов.

Шотландия — особая страна, хотя она
официально часть Великобритании с 1707 г., когда
династия Стюартов присоединила Шотландию через
личную унию, упразднив существовавший с XIII в.
парламент.

Особое положение Шотландии
проявляется и в конфессиях. На острове две
официальные церкви: англиканская (в Англии) и
пресвитерианская (в Шотландии).

Англия и Шотландия существенно различаются и
по состоянию экономики. Шотландия в настоящее
время — скорее сырьевой придаток, нежели
равноправный партнер Англии. На территории
Шотландии добывается практически вся нефть
Великобритании (и при этом действует только один
нефтеперерабатывающий завод — в Грангемауте). На
Шотландию приходится боRльшая часть улова рыбы в
Великобритании. Но все это вовсе не означает, что
Шотландия намерена оставаться неким
“колониальным” довеском Англии. Шотландия
активно поощряет развитие тех отраслей, которые
в настоящее время развиваются наиболее активно,
динамично, а главное — приносят наибольшие
доходы. За 1991 г. Шотландию посетило более 30 млн
туристов, что в 6 раз больше населения Шотландии.
Долина между Глазго и Эдинбургом превращается в
шотландскую “силиконовую долину”, там
размещены лаборатории таких фирм, как Hewlett Packard,
Motorola, NEC, Philips, Polaroid и др. “Остров” Шотландия
стремится подняться над средним уровнем.

Версии причин аварии

⇐ 12345678910 ⇒

Единой версии причин аварии, с которой было бы согласно всё экспертное сообщество специалистов в области реакторной физики и техники, не существует. Обстоятельства расследования аварии были таковы, что (и тогда, и теперь) судить о её причинах и следствиях приходится специалистам, чьи организации прямо или косвенно несут часть ответственности за неё. В этой ситуации радикальное расхождение во мнениях вполне естественно. Также вполне естественно, что в этих условиях помимо признанных «авторитетных» версий появилось множество маргинальных, основанных больше на домыслах, нежели на фактах.

Единым в авторитетных версиях является только общее представление о сценарии протекания аварии. Её основу составило неконтролируемое возрастание мощности реактора, перешедшее в тепловой взрыв ядерной природы. азрушающая фаза аварии началась с того, что от перегрева ядерного топлива разрушились тепловыделяющие элементы (твэлы) в определенной области в нижней части активной зоны реактора. Это привело к разрушению оболочек нескольких каналов, в которых находятся эти твэлы, и пар под давлением около 7 МПа получил выход в реакторное пространство, в котором нормально поддерживается атмосферное давление. Давление в реакторном пространстве (П) резко возросло, что вызвало дальнейшие разрушения уже реактора в целом, в частности отрыв верхней защитной плиты (схема Е) со всеми закрепленными в ней каналами. Герметичность корпуса (обечайки) реактора и вместе с ним контура циркуляции теплоносителя (КМПЦ) была нарушена, и произошло обезвоживание активной зоны реактора. При наличии положительного парового (пустотного) эффекта реактивности 4—5 β, это привело к разгону реактора на мгновенных нейтронах (аналог ядерного взрыва) и наблюдаемым масштабным разрушениям со всеми вытекающими последствиями.

Версии принципиально расходятся по вопросу о том, какие именно физические процессы запустили этот сценарий и что явилось исходным событием аварии:

§ произошел ли первоначальный перегрев и разрушение твэлов из-за резкого возрастания мощности реактора вследствие появления в нём большой положительной реактивности или наоборот, появление положительной реактивности — это следствие разрушения твэлов, которое произошло по какой-либо другой причине ([9], с. 556, 562, 581—582)?

§ было ли нажатие кнопки аварийной защиты АЗ-5 непосредственно перед неконтролируемым возрастанием мощности исходным событием аварии или нажатие кнопки АЗ-5 не имеет никакого отношения к аварии ([9], с. 578)? И что тогда следует считать исходным событием: начало испытаний выбега ([17], с. 73) или незаглушение реактора при провале по мощности за 50 минут до взрыва ([9], с. 547)?

Помимо этих принципиальных различий версии могут расходиться в некоторых деталях сценария протекания аварии, её заключительной фазы (взрыв реактора).

Из основных, признаваемых экспертным сообществом, версий аварии ([11], с. 17—19) более или менее серьёзно рассмотрены только те, в которых аварийный процесс начинается с быстрого неконтролируемого роста мощности, с последующим разрушением твэлов. Наиболее вероятной считается версия ([11], с. 17), согласно которой «исходным событием аварии явилось нажатие кнопки АЗ-5 в условиях, которые сложились в реакторе БМК-1000 при низкой его мощности и извлечении из реактора стержней сверх допустимого количества» ([17], с. 97). Из-за наличия концевого эффекта при паровом коэффициенте реактивности величиной +5β и в том состоянии, в котором находился реактор, аварийная защита, вместо того чтобы заглушить реактор, запускает аварийный процесс согласно вышеописанному сценарию. асчёты, выполненные в разное время разными группами исследователей, показывают возможность такого развития событий[17][20].

Записи системы контроля и показания свидетелей подтверждают эту версию. Однако не все с этим согласны, есть расчёты, выполненные в НИКИЭТ, которые такую возможность отрицают[9].

Главным конструктором высказываются другие версии начального неконтролируемого роста мощности, в которых причиной этого является не работа СУЗ реактора, а условия во внешнем контуре циркуляции КМПЦ, созданные действиями эксплуатационного персонала. Исходными событиями аварии в этом случае могли бы быть:

§ кавитация главного циркуляционного насоса (ГЦН), вызвавшая отключение ГЦН и интенсификацию процесса парообразования с введением положительной реактивности;

§ кавитация на ЗК, вызвавшая поступление дополнительного пара в активную зону с введением положительной реактивности;

§ отключение ГЦН собственными защитами, вызвавшее интенсификацию процесса парообразования с введением положительной реактивности.

Версии о кавитации основываются на расчётных исследованиях, выполненных в НИКИЭТ, но по собственному признанию авторов этих расчётов, «детальные исследования кавитационных явлений не выполнялись» ([9], с. 561). Версия отключения ГЦН, как исходного события аварии, не подтверждается зарегистрированными данными системы контроля ([17], с. 64—66). Кроме того в адрес всех трёх версий высказывается критика, состоящая в том, что речь идёт по существу не об исходном событии аварии, а о факторах, способствующих её возникновению. Нет количественного подтверждения версий расчётами, моделирующими произошедшую аварию ([17], с. 84).

Существуют также различные версии, касающиеся заключительной фазы аварии, собственно взрыва реактора. Высказывались предположения, что взрыв, разрушивший реактор, имел химическую природу, то есть это был взрыв водорода, который образовался в реакторе при высокой температуре в результате пароциркониевой реакции и ряда других процессов. Существует версия, что взрыв был исключительно паровым. По этой версии все разрушения вызвал поток пара, выбросив из шахты значительную часть графита и топлива. А пиротехнические эффекты в виде «фейерверка вылетающих раскалённых и горящих фрагментов», которые наблюдали очевидцы, — результат «возникновения пароциркониевой и других химических экзотермических реакций»[16].

По версии, предложенной К. П. Чечеровым[21], взрыв, имевший ядерную природу, произошёл не в шахте реактора, а в пространстве реакторного зала, куда активная зона вместе с крышкой реактора была выброшена паром, вырывающимся из разорванных каналов. Эта версия хорошо согласуется с характером разрушения строительных конструкций реакторного здания и отсутствием заметных разрушений в шахте реактора, она включена главным конструктором в его версию аварии ([9], с. 577). Первоначально версия была предложена для того, чтобы объяснить отсутствие топлива в шахте реактора, подреакторных и других помещениях (присутствие топлива оценивалось как не более 10 %).

[an error occurred while processing the directive]