Красота женщин допетровской Руси. Женщина русская картина


Образы русских женщины на картинах Андрея Ремнёва

Andrey Remnev - (20)"Укротительница"3156"Продавец лимонада"

3446"Рыжая"

4538"Изразцовая жизнь"

7423«Хор»

10316-640x577"Ураган-Дюся"

11710-640x639"Разделение косы"

11810-640x644«Утро»

12117-640x577"Кедровые орешки"

34888082__35_RemnevA_PoputnPesnya2004«Попутная песня»

34984333_A "Яблоки Гесперид "

70982769_186754392781"Весна"

1385138031-ohotnichiy-sezon.-2005"Единорог"

65919474640"Шёлковые птицы"

Andrey Remnev - (16)"Святки"

Andrey-Remnev-Provintsia"Провинция"

Andrey-Remnev-Strujka "Стружка"

d7d97fa891f0"Красный перец"

r285_110"Иван Купала"

yK5PG56BhjY"Покров"

Андрей Ремнёв родился в 1962 году в Яхроме, небольшом городке, расположившимся в холмистой местности, в окрестностях Москвы. "Из окна родительского дома я смотрел на ландшафт, который заставлял меня задумываться о картинах Брейгеля: большие и маленькие речки и родники, каналы, леса, поля и деревушки, в сочетании с кораблям и поездами. Это являлось самым главным источником вдохновения для меня". Ремнев окончил Московскую школу художеств и Суриковскую академию. Затем стажировался в Германии, работал во Франции, Швейцарии, на Кипре. В течение 8 лет изучал иконопись в Спасо-Андронниковском монастыре в г. Москве. Но свою художественную технику Ремнев строит на сочетании приемов древнерусской иконописи, русской живописи 18 века и русского конструктивизма.

remnev

Сайт художника

bellezza-storia.livejournal.com

Красота женщин допетровской Руси – Ярмарка Мастеров

Так случилось, что большой отрезок своей жизни я проработала телевизионным гримером и преподавателем визажа. Учила быть красивыми, ухоженными и одновременно естественными, использовать наиболее безопасные средства для красоты и подчеркивать свою индивидуальность, во многом опираясь на художественное образование и знания наши прабабушек.

история моды

А они-то умели удивлять и завлекать, поскольку они, как известно, «красою лепы, бровьми союзны».

Например, московские боярышни издавна славились своей красотой и в XVI-XVII веках идеальным женским образом в Москве считалась дородная, пышная женщина, непременно нарумяненная и накрашенная.

красота

Так, немец Адам Олеарий писал: «женщины среднего роста, в общем красиво сложены…». А английский посол довольно подробно описал наряд московской модницы: «Благородные женщины... носят на голове тафтяную повязку (обыкновенно красную), а сверх нея шлык, называемый науруса, белаго цвета. Сверх этого шлыка надевают шапку (в виде головного убора из золотой парчи), называемой шапкою земскою, с богатою меховою опушкою, с жемчугом и каменьями, но с недавнего времени перестали унизывать шапки жемчугом, потому что жены дьяков и купеческие стали подражать им. Летом часто надевают покрывало из тонкого белого полотна или батиста, завязываемое у подбородка с двумя длинными висящими кистями. Все покрывало густо унизано дорогим жемчугом. Верхняя одежда широкая, называемая опашень, обыкновенно красная, с пышными и полными рукавами, висящими до земли, застегивается спереди большими золотыми или, по крайней мере, серебряными вызолоченными пуговицами величиною почти с грецкий орех.

русский стиль

Сверху над воротником к ней пришит еще другой большой широкий воротник из дорогого меха, который висит почти до половины спины. Под опашнем, или верхнею одеждою, носят другую, называемую летником, шитую спереди без разреза, с большими широкими рукавами, коих половина до локтя делается обыкновенно из золотой парчи, под нею же ферязь земскую, которая надевается свободно и застегивается до самых ног... У всех на ногах сапожки из белой, желтой, голубой или другой цветной кожи, вышитые жемчугом».

русская краса

Красавицы самых разных сословий питали нежнейшую любовь к сережкам. Как только девочка начинала ходить, мать прокалывала ей уши. Любили очень браслеты и кольца. Золотые или серебряные колечки украшались мелкими камнями, к примеру сердоликом или мелкими жемчужинами. Женщины и девицы щеголяли множеством цепочек с крестами и образками, богатые носили золотые цепи, на которых висели большие кресты, отделанные финифтью, одевали несколько рядов монист жемчужных и золотых.

русские традиции

Не менее ценным украшением являлись и многочисленные пуговицы. Состоятельные женщины, сообразуясь с модой или собственным представлением о красоте, заказывали золотые и серебряные позолоченные пуговицы самых разных размеров. Мелкие использовали в застежках воротников и внутренних одеждах, крупные, величиной в «большое яблоко, которое при ходьбе или езде производят довольно сильный шум», пришивали к опашням.

Популярно на Руси было и золотое шитье, пришедшее из Византии. По словам историка моды А.Васильева, любовь к вышивке золотыми нитями переродились у современных россиянок в любовь к люрексу и пайеткам :) Также особо любимо было и шитье жемчугом и даже простые крестьянки носили на шее, на головном уборе от 200 до 300, а иногда и до тысячи жемчужин.

Издавна в России женщины отдавали предпочтение ярким тканям: малиновым, зеленым, лиловым, розовым и т. д. В почете были пестрые расцветки. И обрядившись в такое великолепие, красавицы того времени хотели придать большей яркости чертам лица и это тоже давняя традиция. Плохо только, что косметику боярыни любили слишком сильно. В истории даже остался такой эпизод, когда супруга князя Ивана Борисовича Черкасова, будучи очень красивой от природы, не захотела румяниться, то жены других бояр призвали ее не позорить других женщин и не пренебрегать традициями. В результате жена князя Черкасова была вынуждена уступить уговорам.

Неистовый старообрядец протопоп Аввакум писал: «Иные же жонки лицо своё безобразят, и паки красок накладут — ино червлёно, ино бело, ино сине, что суть подобно мерзкому зверю облизьяну». Его идейный противник, митрополит Новгородский и Великолуцкий Макарий III, в публицистике силён не был, однако в 1662 году изгнал из храма несколько чрезмерно накрашенных женщин. Иностранцы, вообще не имеющие к православной церкви ни малейшего отношения, парадоксальным образом были на стороне и Аввакума, и Макария: «Женщины в Московии имеют изящную наружность и благовидную красоту лица, но природную красу их портят бесполезные притирания. Они так намазывают свои лица, что почти на расстоянии выстрела можно видеть налепленные на лицах краски. Брови они раскрашивают в чёрную краску под цвет гагата». Это слова англичанина Энтони Дженкинсона, путешествовавшего по России в середине XVI века.

Может быть, это связано со страстной натурой русских людей, и особенностями жизни в контрастном мире: в природе — холодная зима и жаркое лето, в обществе — богатый и нищий и т. п., то и в своем быту они повторяли этот контраст, и захотелось им видеть свою кожу не просто светлой, а белоснежной, а румянец — ядреный, густой. Н. Г. Чернышевский считал, что подобная манера краситься имеет восточное заимствование. «Красивая славянская организация, миловидное славянское лицо искажались сообразно восточным понятиям о красоте, так что русский мужчина и русская женщина, могшие следовать требованием тогдашнего хорошего тона, придавали себе совершенно азиатскую наружность и совершенно монгольское безобразие».

Василий Осипович Ключевский предполагал, что этот обычай «... делал красивых менее красивыми, а дурных приближал к красивым и таким образом сглаживал произвол судьбы в неравномерном распределении даров природы. Если так, то обычай имел просветительно-благотворительную цель, заставляя счастливо одаренных поступаться долей полученных даров в пользу обездоленных...».

В Москве белила и румяна покупали у торговых людей в белильных и овощных рядах в Китай-городе. Возле Лобного места, у Василия Блаженного, одно время толкались торговки, громко предлагая свой товар, например холст, а во рту держали колечки, чаще с бирюзой, тоже предлагая их продаже. А со второй четверти XVII века здесь установили белильный ряд, он располагался недалеко от собора Василия Блаженного, ниже Тиунской избы.

Кстати, иностранцы на первый взгляд подтверждают «натуральность» старомосковской косметики. Вот немец Адам Олеарий: «Они белятся так, что кажется, будто кто-то пригоршней муки провёл по их лицу». Вот барон Иоганн Корб: «Белила их столь грубы, что женщины похожи на булки, сверх меры засыпанные мукой». Вот тот же Дженкинсон: «Всего лучше сравнить их с жёнами мельников, потому что они выглядят, как будто около их лиц выколачивали мешки муки». Но личный врач царя Алексея Михайловича Самуэль Коллинз писал: «Румяна и пудра их похожи на те краски, которыми мы украшаем летом трубы наших домов. Они состоят из красной охры и испанских белил». Собственно, этим сказано всё. И красная охра, и висмутовые, или испанские, белила широко используются в современной индустрии косметики. Справедливости ради нужно сказать, что европейские женщины того времени также щедро пользовались белилами и румянами. Так что перебора в русской косметике было ничуть не больше, чем в Европе. Отличия в ассортименте тоже минимальны — вместо миндального масла на Руси чаще использовали облепиховое, а также умащали тело «холодцом» — тогда так называли не  студень, а спиртовую настойку мяты, своего рода лосьон.

Единственное, в чём наши косметические нравы резко отличались от европейских, так это прикладной стоматологией. Обыкновенно зубы чистили «корою дерева горячего и терпкого и горького, на язык шкнутаго (жесткого). Но иностранцы в ужасе писали: «Русские женщины чернят свои зубы». И тому было своё объяснение. Виной тому был некоторый прогресс в области химии, а также стремление русских женщин выглядеть сногсшибательно.

Особенно это касалось высшей аристократии. Белизна улыбки почиталась как одна из основных добродетелей невесты. Разумеется, можно было чистить зубы толчёным мелом, но процесс этот был длительным и трудоёмким. А хотелось всего и сразу. И тогда русские аптекари предложили эффективный вариант — «меркуриальные примочки». То есть пасты на основе соединений ртути. Это был прорыв. Зубы боярынь на выданье становились белоснежными за два-три использования такой пасты. Правда, через полгода, много — год, вся эта красота облезала вместе с эмалью, оставляя грязно-серые, а при условии усердного применения и чёрные пеньки.

А дальше срабатывал механизм женского попугайства. Если у боярыни зубы чёрные, значит, это модно. Значит, любая «жонка» с московского посада замешает нутряное свиное сало с сажей из печной трубы, сдобрит это дело рыбьим клеем и вымажет свои зубы, чтобы хоть таким образом сравняться с боярыней. И только Петр I  запретил отбеливать зубы ртутью, силой заставив отказаться от «бабушкиных рецептов». И привил на Руси обычное средство для гигиены рта — тряпочку и щётку с толчёным мелом.

www.livemaster.ru

Женский портрет в русской живописи

)

Рокотов, Федор Степанович. Портрет А.П. Струйской. 1772. ГТГ Холст, масло. 59,8 х 47,5 Государственная Третьяковская галерея, Москва

Женщина на портрете как будто выступает из темноты, он наполовину поглощена дымкой. Четко прописаны только выразительные глаза – яркие, приковывающие взгляд. Особенно удавшиеся на портрете Струйской, глаза всегда интересны на рокотовских портретах. Они выражают гамму чувств, они всегда особенно ярки и составляют центр портрета. Говорят даже о "рокотовских глазах" как особенном "ноу-хау".Портрет был написан по заказу Николая Струйского, мужа Александры Петровны. Одновременно Рокотов написал и портрет самого Николая Струйского. Выполненный в той же манере, Николай Струйский все же гораздо меньше известен. Этот портрет также можно видеть в Третьяковской галерее, в другом зале.Предположительно, парные портреты были заказаны к свадьбе, и в таком случае Александре Струйской не больше 18 лет на портрете.Рокотов на протяжении многих лет оставался другом семейства Струйских, а Николай Струйский был чуть ли не единственным почитателем таланта Рокотова, и самый первый собрал коллекцию его произведений.О Николае Струйском рассказывают множество противоречивых историй. Увлекаясь живописью и литературой, занимаясь издательским делом, он все же оставался тираном в своем хозяйстве, для крепостных – самодуром."Странный барин", кстати, мнил себя поэтом и пачками посвящал неуклюжие громоздкие стихи своей обожаемой супруге. По иронии судьбы, ни одно из них не вошло в историю, зато хрестоматийным стало стихотворение, посвященное не самой красавице, а рокотовскому портрету.Это известнейший "Портрет" Николая Заболоцкого, написанный в XX веке, уже после смерти всех троих персонажей: художника и обоих его моделей.Любите живопись, поэты!Лишь ей, единственной, даноДуши изменчивой приметыПереносить на полотно.Ты помнишь, как из тьмы былого,Едва закутана в атлас,С портрета Рокотова сноваСмотрела Струйская на нас?Ее глаза - как два тумана,Полуулыбка, полуплач,Ее глаза - как два обмана,Покрытых мглою неудач.Соединенье двух загадок,Полувосторг, полуиспуг,Безумной нежности припадок,Предвосхищенье смертных мук.Когда потемки наступаютИ приближается гроза,Со дна души моей мерцаютЕе прекрасные глаза.

(

)

Боровиковский Владимир Лукич Портрет М.И.Лопухиной1797Холст, масло72 х 53,5

"Она давно прошла, и нет уже тех глазИ той улыбки нет, что молча выражалиСтраданье — тень любви, и мысли — тень печали,Но красоту её Боровиковский спас.Так часть души ее от нас не улетела,И будет этот взгляд и эта прелесть телаК ней равнодушное потомство привлекать,Уча его любить, страдать, прощать, молчать"(Я. Полонский)

У Боровиковского есть таинственная вещь — портрет М. И. Лопухиной, бесспорно, самая лучшая его работа, его шедевр. Прежде всего поражает свет, которым залита фигура женщины, он, как точно заметила Т. Алексеева, «поглощает яркость цвета», и цветовые пятна (воспользуемся ее же замечанием, относящимся, правда, к другому портрету Боровиковского) возникают «как бы из глубины воздушного фона». В этот воздушный поток погружена Лопухина.Как всегда у Боровиковского, она в белом платье и цветном шарфе, как всегда немного отодвинута вправо, чтобы мы могли видеть пейзаж. Она чуть кокетлива в повороте, крайне независима и суверенна, смотрит с некоторым вызовом. Но этот свет, скользящий по юному лицу, эти летучие кудри, эти губы, так нежно очерченные (только что не вздрагивают), — все в этом пленительном лице полно мягкости и лиризма — сама доверчивость, вызывающая совершенное доверие. Но ощущение легкости, лиризма и доверчивости исчезает разом, стоит лишь заглянуть в ее глаза — в них твердая зелень виноградины. Нет, даже больше: в них отчужденность, чуть ли не враждебность. Во всяком случае преграда и даже более отчетливая и резкая, чем у моделей Рокотова. Уж с каким реалистическим мастерством выписано лицо Лопухиной, и все же высшей реальностью оказывается неведомое глубинное переживание, о котором мы догадываемся (которое, точнее, пытаемся разгадать). Как бы ни были различны оба художника, даже полярны, в манере письма, в стиле, в отношении к модели, в мироощущении — все же своей лучшей вещью Боровиковский сближается с Рокотовым, и общей почвой для сближения оказывается близость к непознаваемому и ощущение завесы.Чайковская О.Г. «Как любопытный скиф…»: Русский портрет и мемуаристика второй половины XVIII века. – М.: Книга, 1990. С.267.(

 )

Валентин Александрович СеровДевушка, освещенная солнцем (Портрет М.Я.Симонович) [1888]Холст, масло. 89.5x71 см.Государственная Третьяковская галерея, Москва.

Художнику позировала Мария Яковлевна Симонович (1864–1955), его кузина. Своеобразие композиции выразилось в том, что модель помещена под сенью деревьев. Дробными мазками Серов передает игру солнечных зайчиков, мелькание цветных теней. Теплые, ласковые лучи не нарушают завороженного состояния юной героини. Ее расслабленная поза усиливает впечатление растворенности в световых бликах и радужных всполохах. Цветными импрессионистическими рефлексами покрыты только лицо, белая блуза и руки девушки, а обрамляющие ее фигуру детали написаны темными красками. Поражает мастерство художника в изображении глаз модели, из которых словно струится тихий свет. Так возникает образ взаимопроникновения солнечного света и света человеческой души.

Сомов Константин Андреевич(1869-1939)Портрет Е.П.Носовой. 1911Холст, масло. 138.5 x 88 смГосударственная Третьяковская галерея

В 1910 году, в дни, когда Сомов приехал в Москву и приступил к работе над портретом Евфимии Павловны Носовой, он писал в письмах: «Блондинка, худощавая, с бледным лицом, гордым взглядом и очень нарядная, хорошего вкуса при этом».Известно, Евфимия Павловна была дочерью одного из Рябушинских, знаменитых купцов и промышленников в третьем поколении, прямых участников во главе с архитектором Шехтелем в развитии Русского модерна. Она родилась в 1883 году (указывают и 1881, а год смерти под вопросом). Во всяком случае, в книге «К.А.Сомов. Мир художника. Письма. Дневники. Суждения современников». Москва, 1979 г., которую я держал в руках в том же 1979 году, сообщалось, что Е.П.Носова живет в Риме. Портрет был заказан Сомову, который приехал в Москву писать портрет Г.Л.Гиршман, очевидно, в связи со свадьбой, предстоящей или прошедшей, в том же 1910 году. С датой рождения и смерти пока полная разноголосица. Если Евфимия Павловна (имя от бабки из старообрядческой семьи) родилась в 1883 году, странно, что она выходит замуж лишь в 27 лет. Она училась музыке и живописи, увлекалась театром, возможно, мечтала о сцене? А по другим данным она родилась в 1881 году, умерла же в 1970. Стало быть, вышла замуж лишь в 29 лет? Это красавица и богатая невеста? Есть еще данные о рождении и смерти: 1886-1976. Даже указаны дни и месяцы. Кажется, эти самые верные. Выходит замуж в 24 года, и мы видим молодую женщину в переломную эпоху ее жизни, по юности своей гордую и строптивую. Книга, о которой я упоминал, была готова к печати за два-три года до выхода в свет, если не раньше, по плану так книги издавались в то время, и Евфимия Павловна еще могла жить в Риме.А ее портрет работы Сомова попал в Третьяковскую галерею вместе с ее коллекцией, куда она передала в 1917 году на хранение. В ее коллекции были картины Рокотова, в то время вовсе всеми забытого, Боровиковского, Кипренского, Венецианова. Странно, не помню, видел ли я портрет Е.П.Носовой в стенах Третьяковки? Я мог ничего еще не знать о художнике, но тип красоты его модели несомненно привлек бы мое внимание.Сомов писал: «Сидит она в белом атласном платье, украшенном черными кружевами и кораллами, оно от Ламановой, на шее у нее 4 жемчужных нитки, прическа умопомрачительная... точно на голове какой-то громадный жук». Видно и по репродукции в книге: Евфимия Павловна - в самом деле необыкновенная модель. И это не только по богатству, а по стилю, дитя Русского модерна, его живая модель, при этом ни тени декаданса, а красота и сила жизнеутверждения.Сомов писал: «Был в ложе Носовой, которая была одета умопомрачительно, голубое яркое атласное платье, вышитое шелками перламутровых цветов с розовыми тюлевыми плечами, на шее ривьера с длинными висячими концами из бриллиантовых больших трефлей, соединенных бриллиантами же...»Евфимии Павловне, светской даме и собирательнице картин русских художников XVIII - начала XIX веков, 27 лет. Будем считать, 24. Лучший возраст женской красоты, когда еще юность проглядывает в зрелой женственности, но ни тени легкомыслия и тщеславия, а вдумчивая серьезность и самая естественная гордость незаурядной личности.«Она очень красива. Но какое мучение ее платье, ничего не выходит...» - художник прямо впадает в отчаяние. А ведь и блестящей красавице позировать день за днем - нелегкое дело. Следует также заметить, что и платье от Ламановой ей нелегко далось. Не из-за цены. Надежда Павловна Ламанова (1861-1941) платья сотворяла как произведение искусства и не вообще, а под модель, с манекена переходя на живую модель, переделками и обработкой, как живописец, доводя нередко ее до обмороков. Дамы терпели, поскольку знали: она истиранит, зато платье выйдет, как из Парижа. В исторической перспективе ясно - лучше, чем из Парижа.Сомов делает запись: «Носовой я признался в моей неудаче, она меня бодрит, говорит, что упряма и терпелива».Обладая художественным вкусом, она знала: и платье от Ламановой, и ее портрет кисти Сомова - это будут шедевры, и добивалась упрямо и терпеливо со своей стороны того же, что эти художники, каждый в своей сфере, а ее же сферой была сама жизнь в ее высших проявлениях.Сомов, вечно недовольный собой, всегда отчаивался в ходе работы, кропотливо трудился там, где другие не нашли бы, что еще можно сделать, и создавал нечто неповторимое. Портрет был окончен в 1911 году. Интересна оценка Михаила Нестерова, который словно бы не видел известную в Москве красавицу, участницу собраний «Общества свободной эстетики».Из письма М.Нестерова от 3 марта 1911 года (Москва):«Ну, чтобы закончить свое писание достойно, скажу тебе про выставленный здесь на «Мир искусства» новый большой портрет Сомова с некоей Носовой - вот, брат, истинный шедевр! - произведение давно жданное, на котором отдыхаешь. Так оно проникновенно, сдержанно-благородно, мастерски законченно. Это не Левицкий и не Крамской, но что-то близкое по красоте к первому и по серьезности ко второму. Сразу человек вырос до очень большого мастера».Художник видит прежде всего работу художника, между тем ведь ясно: в основе успеха - необыкновенная модель с ее интересом к искусству, в особенности к русской живописи XVIII - начала XIX веков. И к эпохе Возрождения в Италии. Евфимия Павловна, выйдя замуж за В.В.Носова, сына текстильного фабриканта, обосновалась в особняке на Введенской площади, интерьеры которого сразу подверглись переделкам по ее вкусу. К своей затее она привлекла известных архитекторов и художников, даже Валентина Серова, с которым, говорят, не поладила, а скорее всего он вскоре умер, а Мстислава Добужинского даже отправила в Италию, вероятно, побывать там, где она уже была, и он по возвращении создал фреску в духе тех, какие видел во дворце Козимо Медичи: на кобальтовом фоне с применением позолоты воспроизводится мифологический сюжет с включением портретов хозяев особняка. Говорят о неоклассицизме, когда здесь налицо та же ренессансная эстетика, как у Сандро Боттичелли.Переделки в интерьере особняка, создание фрески в духе Ренессанса шли параллельно с работой Сомова над портретом Е.П.Носовой в платье от Ламановой, что подвигло художника к классической отчетливости рисунка и цвета, схватывающей весь трепет романтической приподнятости его модели и эпохи модерн. Действительно, шедевр, мировой шедевр русского искусства. Ничего подобного и у Сомова нет. Чистая классика среди его романтических фантазий.© Петр Киле

Серебрякова Зинаида Евгеньевна. За туалетом. Автопортрет. 1909.Государственная Третьяковская галерея, МоскваХолст на картоне, масло.75x65 см

Композиция представлена как отражение в зеркале, что традиционно для жанра автопортрета. Этот прием привносит оттенок интимности и одновременно создает необходимую отстраненность. Художница за утренним туалетом словно смотрит на себя со стороны, как на позирующую модель. Мотив «зазеркалья» не вызывает чувства таинственности. Даже свечи, обычно символизирующие в живописи быстротечность времени, в светлой атмосфере картины будто забывают о своем значении. Пространство комнаты наполнено оттенками белого цвета. От огромных блестящих карих глаз, приветливого лица героини исходит тепло. Руки и волосы создают обрамление для лица. Вместо атрибутов живописи – на туалетном столике атрибуты женской красоты. Серебрякова никак не демонстрирует свою принадлежность к собратьям по искусству. Возникает ощущение, что автопортрет написан для близких людей семейного круга.

АЛЬТМАН Натан Исаевич (1889-1970)

"...Альтман был поражен ее обликом, великолепным умением нести бремя своей внезапной славы, уже придававшим этой молодой женщине, его ровеснице, нечто царственное. Когда Альтман попросил Ахматову позировать ему, она согласилась, хотя уже была владелицей потрясающего рисунка Модильяни, который, однако, Альтман видеть не мог: Анна Андреевна, молодая жена Льва Гумилева, никому не могла его показывать. Сначала Н.Альтман одним росчерком сделал дружеский шарж, сегодня малоизвестный. Знаменитый портрет появился позже, когда начались долгие сеансы в мастерской-мансарде на Васильевском острове, где Анна Ахматова жила в студенческом общежитии. Натан Альтман жил неподалеку, то ли в "меблированном доме Нью-Йорк", как позднее вспоминала Ахматова, то ли в меблированных комнатах "Княжий Двор", как вспоминал он сам. Альтман писал женщину футуристической эпохи, которой сродни урбанистический ритм; писал в ней уверенность в себе, здоровье, почти акробатическую гибкость фигуры. В любом портрете есть свой подтекст и скрытая драматургия. И можно только догадываться о мотивах, заставивших Альтмана переосмыслить образ Ахматовой. Когда писался этот портрет, Анна Андреевна жила в Петербурге одна, покинув Царское Село и дом Гумилева. Наступил ее окончательный разрыв с Гумилевым, и начиналась как бы другая жизнь, она испытывала чувство нового рождения, и, наверное, еще сама не представляла, какой она будет. По крайней мере, такой вывод можно сделать из ахматовских стихов об этом своем портрете:

Как в зеркало, глядела я тревожно На серый холст, и с каждою неделей Все горше и страннее было сходство Мое с моим изображеньем новым...

Это один из лучших портретов Альтмана, один из тех, где его пристрастие к соединению несоединимого породило неожиданный эффект. Если опустить лирический подтекст, то портрет Ахматовой - это типично светский портрет и вместе с тем - портрет авангардистский. В таком смешении стилей есть и острота, и эстетическая оправданность. Портрет Ахматовой стал сенсацией на одной из художественных выставок в Петербурге в 1915 году. Известный критик Л.Бруни писал, что "это не вещь, а веха в искусстве"… Власть альтмановского портрета не только закрепила образ Ахматовой в сознании современников, но оказалась гипнотической и много лет спустя, когда уже существовали другие ее портреты, да и сама Ахматова была уже другой. Портрет помнили и через пять лет после его появления: "Знаю Вас и люблю с того дня, как увидел Ваш портрет Ахматовой", - написал Вяч. Иванов в альбоме художника в 1920 году. Помнили и через двадцать лет. М.В. Алпатов, впервые увидевший Ахматову в 30-е годы, вспоминал все тот же портрет: "В эту минуту дверь отворилась, и в комнату вошла она сама, неслышно и легко, точно сошла с портрета Альтмана". Интересно, что сама Ахматова альтмановский портрет никогда не любила, снова и снова повторяя, что портрет Альтмана она не любит "как всякую стилизацию в искусстве". Она была нетерпима к мифологическому образу, который сложился еще в 1910-е годы и который тянулся за Ахматовой всю жизнь, хотя собственная ее судьба сложилась совсем не по этому портрету."(

arts-journal.livejournal.com

Красота женщин допетровской Руси - история в фотографиях

Profile

Name: история в фотографиях

Entry Tags

1020-е, 1400-е, 1500-е, 1700-е, 1800-е, 1830-е, 1840-е, 1850-е, 1860-е, 1870-е, 1880-е, 1890-е, 1900, 1900-е, 1910--е, 1910-е, 1912-е, 1917, 1920, 1920-е, 1930-е, 1930-е история России, 1940, 1940--е, 1940-е, 1945, 1950-е, 1960, 1960-е, 1970-е, 1980-е, 1990-е, 1997, 2000-е, 2010-е, XIII век, XIX век, XVI век, XVII век, cемейный архив, Азия, Афганистан, Африка, Африка политика, Балканы, Батька Махно, Белое Движение, Белое движение, Ближний Восток, ВСХВ, Валуа, Великая Отечественная война, Великая Отечественная войнв, Великая война, Великая отечественная война, Виндзоры, Военная история, Восток, Вторая мировая, Вторая мировая война, Вторая мировая война. авиация, Втроая мировая война, Гражданская война, Гражданская война в США, Греция, Европа, Зачем - не знаю, Кавказ, Красный крест, Крым, Крымская война, Латинская Америка, Ливия, МГУ, Москва, НКВД, Николай II, ОГПУ, Первая мировая, Первая мировая война, Подмосковье, РККА, Романовы, Русско-японская война, СССР, США, Серебряный век, Средние века, Сталин, Сталинград, Сталинградская битва, Униформа, ХХ век, Халкин-гол, авация, авиация, авиация. флот, авто, авто-история, авторская фотография, авторские фотографии, агит, агитация, агитация ( историческая), агитация (историческая), актеры, актуальная история, алхимия, анархисты, анархия, аристократия, армия, артиллерия, артисты, археология, архитектура, балет, благотворительность, болезнь, броневики, бронепоезда, быт, быт. люди, видео, военная иситория, военная история, военная история. Первая мировая война, военная истрия, война, война в Афганистане, война в Корее, война в Чечне, война во Вьетнаме, вопрос, враги, всякая всячина, вторая мировая, выборы, выставки, геополитика, геральдика, герои, горо, города, города России, города СССР, города люди, гравюры, гражданская война, графика, даты, дворянство, демонстрации, деньги, деревня, дереыня, детвора, дети, детские игрушки, дипломатия, дирижабли, доброе, документы, дореволюционные фотографии, достояние человечества, драгоценности, еда, жандармы, железная дорога, железные дороги, женщин, женщина, женщины, жесть, живопись, животные, жизнь, жут, жуть, за, забавно, забавное, загадка, заговоры, зачем-не знаю, игры, игры. люди, изобретения, иконы, индейцы, интересно, интересное, интересное кино, искусство, искусствр, исория СССР, истори СССР, истории СССР, исторические события, история, история CCCР, история Австралии, история Австрии, история Алжира, история Америки, история Англии, история Аргентины, история Армении, история Афганистана, история Африки, история Белоруссии, история Болгарии, история Бразилии, история ВКП (б), история Великборитании, история Великбритании, история Великобритании, история Венгрии, история Вьетнама, история Германии, история Германии. маразматические заголо, история Германиилюди, история Германия, история Греции, история Грузии, история Европы, история Египта, история Израиля, история Индии, история Ирана, история Ирландии, история Испании, история Италии, история КНДР, история Камбоджи, история Канады, история Киева, история Китая, история Кореи, история Кубы, история Латвии, история Ленинграда, история Мексики, история Монголии, история Москвы, история Нидерландов, история Норвегии, история Пакистана, история Петербурга, история Петрограда, история Польши, история Польшы, история РККА, история РСФСР, история РФ, история Росс, история Росси, история России, история России. военная история, история Российской Федерации, история Россия, история Румынии, история ССР, история СССР, история СССР отдых, история СССР. кино, история СССС, история ССССР, история США, история США., история США? 1930-е, история Санкт-Петербурга, история Сербии, история Тайланда, история Тибета, история Турции, история Узбекистана, история Украины, история Финляндии, история Финляндии., история Франции, история Чехии, история Чехословакии, история Чили, история Швеции, история Эстонии, история Югославии, история Японии, история авиации, история дипломатии, история фотографии,

foto-history.livejournal.com

Образ женщины на картинах русских художников XIX века

Слайды и текст этой презентации

Слайд 1

«Быть женщиной – великий шаг!» Образ женщины на картинах русских художников XIX века

Слайд 2

События XIX века, определившие развитие культуры и искусства «века надежды и пробуждения»Убийство Павла I Отечественная война 1812 года Восстание декабристов Крымская война Отмена крепостного права

Слайд 3

Павел Андреевич Федотов «Сватовство майора»Перед нами женитьба обнищавшего дворянина на богатой купеческой дочке. Типичная картина жизни людей 19 века. Действие представлено в наиболее острый момент и построено на контрасте белого платья невесты и чёрного мундира бравого майора.

Слайд 4

Василий Григорьевич Перов «Приезд гувернантки в купеческий дом»Картина "Приезд гувернантки в купеческий дом» рисует тяжелое положение людей, вынужденных путем наемной работы сплошь и рядом становиться в унизительное положение. В 1860-е годы Россия превращалась в капиталистическую страну, и новый хозяин жизни - купец, фабрикант, разбогатевший крестьянин - становился рядом с прежним хозяином-помещиком, стремясь урвать свою долю власти над угнетенным русским народом.

Слайд 5

В движении рук гувернантки, достающей рекомендательное письмо, неуверенность и страшная «чужеродность» этому миру. В этом жесте уже есть предчувствие своей будущей гибели.Этот персонаж наиболее отвратителен. Взгляд молодого купчика характеризует «бессовестное любопытство».Единственное светлое пятно на картине – девочка в розовом платье, к которой и приглашена гувернантка. Розовый цвет указывает на душевную чистоту девочки.На стене висит портрет «старомодного купчины» – основателя и столпа этого тёмного царства, зверская сущность которого скрыта за благопристойной внешностью.Большой дорожный чемодан и котомка – вот все вещи, с которыми гувернантка приехала в купеческий дом. Мир, в котором ей предстоит жить, беспросветен и чужд.

Слайд 6

Фирс Сергеевич Журавлёв «Перед венцом»Художник продолжает и развивает тему положения женщины в русском обществе XIX века. Проблема бесправия и унижения решается художником в образах невесты, её отца и не смеющей войти в комнату матери невесты. Ни слёзы, ни рыдания не могут изменить решения отца выдать дочь замуж за нежеланного жениха. Невеста изображена спиной к образам, закрыла лицо руками, она в полном отчаянии.

Слайд 7

Василий Владимирович Пукирёв «Неравный брак»Неравный брак. Как много горя и жестоких страданий приносили подобные браки своим жертвам! Сколько трагедий породили они в прошедшие времена! Тема неравного брака не случайно прошла через все русское искусство. В заунывных, исполненных грустью народных песнях плакалась о своей горькой доле русская женщина. ...Полутемная приходская церковь. Тонут в окружающем мраке предметы церковной утвари. Сильный поток света, падающий из невидимого источника откуда-то слева, из-за пределов холста, врывается в темноту, резко освещая центральную группу – жениха, невесту и священника. Все предельно ясно говорит о неравном браке. Это понятно зрителю с первого взгляда на картину. Что привело сюда столь юную, трогательную в своей прелести и чистоте девушку, что заставило ее связать свою жизнь со стариком? Сухая расчетливость и черствый эгоизм сквозят в чертах его лица. Он человек без сердца, без души, и брак, в который он вступает, не что иное, как прихоть престарелого сластолюбца, своеволие богатого самодура. Уже сейчас с его полуоткрытых губ готовы сорваться холодные, жестокие слова, осуждающие слезы и отчаяние его бедной невесты.

Слайд 8

Василий Андреевич Тропинин «Кружевница»Этим портретом Тропинин показал, что и крестьянка может быть красива, изящна и кокетлива, не менее, чем знатная дворянка. Художник открывает нам красоту девушки-крепостной, жизнь которой проходит в тяжком труде. В картине главным является другое – желание показать, что и простая девушка может быть прекрасна и внешне и душой. Так же в свое время воскликнул Карамзин: «И простая девушка любить умеет!» - и для всех это явилось открытием.

Слайд 9

Коклюшка – точёная палочка для намотки ниток и плетения поясков и кружевСерый фон (часть платья, стена) «оживляет» по контрасту сиреневую ткань косынки, накинутой на плечи кружевницы Человеческое лицо – выражение «реализма души»Профессиональный «знак» кружевницы – коротко остриженные ногтиЖивописно изломанная ткань с фрагментом тонких кружев – результат кропотливого труда Натюрморт – инструментарий кружевницы: ножницы, булавки

Слайд 10

Иван Николаевич Крамской «Неизвестная»Картина «Неизвестная» - одна из самых популярных не только в творчестве Крамского, но и во всей русской школе второй половины XIX века. Она сразу привлекла всеобщее внимание и породила разноречивые толки. Многие критики восприняли произведение как обличающее моральные устои общества: нравственный облик которой никак не может служить общественным идеалам. Были критики, которые соединяли этот образ с Анной Карениной Льва Толстого, сошедшей с высоты своего социального положения, с Настасьей Филипповной Федора Достоевского, поднявшейся над положением падшей женщины, также назывались имена дам света и полусвета. К началу XX века скандальность образа постепенно перекрылась романтически-загадочной аурой блоковской «Незнакомки». В советское время «Неизвестная» Крамского стала идеалом неземной красоты и духовности.

Слайд 11

Место действия не вызывает сомнений. Это Невский проспект в Петербурге – известные здания выписаны Крамским довольно узнаваемо.Героиня одета по последней моде (сезон 1883 года). На ней шляпка «Франциск» со страусовым пером, пальто покроя «Скобелев», шведские перчатки.Тайна красоты этого женского лица до сих пор остаётся неразгаданной. Чем оно пленяет зрителя – своим полуцыганским типом, несколько презрительным выражением, чувственным взглядом?Розовая морозная дымка выписана виртуозно, словно наяву несёт от картины ощущение холода. Крамской умел писать свет и воздух мастерски.

Слайд 12

Выводы Художественное творчество выдающихся русских живописцев XIX века отразило злободневные проблемы современности; Каждый из художников по-своему раскрыл тему бесправного положения женщины в обществе и сказал своё слово в их защиту; Разные по своему социальному положению, женщины на полотнах русских художников являют собой непревзойдённые образы, вобравшие в себя красоту внешнюю и красоту внутреннюю; Каждый из художников привнёс в искусство своё понимание женского счастья и тяжёлой женской доли.

Слайд 13

Живописуя и творя, Волнуя мысли не напрасно, Художник создаёт тебя, Всегда великой и прекрасной. О, женщина – начало всех начал, Ты на картинах оживаешь снова, Чтоб мир смотрел, воспринимал И вымолвить не мог ни слова. Судьба и доля, труд и мастерство, Событие, сравнимое с бедою. Неравный брак и сватовство, И тайна женщины, доселе не знакомой. Нам эти лица так приятны много лет, По ним учили мы историю искусства, Чтоб понимать, что выше правды нет, Чем женское страдание и чувство.

lusana.ru


Evg-Crystal | Все права защищены © 2018 | Карта сайта