Бакст, Леон (1866 — 1924). Картины художников. Бакст картины смотреть


Лев Бакст картины

Лев Бакст (Леон Бакст) — родился в 1866 году в городе Гродно. Настоящее имя прославленного художника — Лейба Хаим Израилевич Розенберг. Стал одним из самых известных белорусских и русских художников XIX-XX вв. Также известен, как сценограф, театральный художник, книжный иллюстратор. Состоял в художественном объединении «Мир искусства».

Лейба Хаим Розенберг родился в белорусском городе Гродно. Для обучения искусству живописи переехал в Санкт-Петербург, где был вольнослушателем в Академии художеств. На первой выставке, которая прошла в 1889 году, представился под псевдонимом Бакст. Псевдоним является укороченным вариантом фамилии его бабушки — Бакстер. В 1890-х выставлялся в Обществе русских акварелистов. В середине 90-х совместно с Сергеем Дягилевым, Александром Бенуа и другими художниками стал основателем художественного объединения «Мир искусства». Здесь Лев Бакст занимался не только написанием картин, но также создавал иллюстрации для одноимённого журнала.

С 1910 года Леон Бакст жил в Париже, где получил огромную славу за счёт театральных декораций и театральных костюмов. Являлся ведущим художником «Русских сезонов» и «Русского балета С. Дягилева». Его эскизы и театральные костюмы были настолько популярными, что находили отклик даже в моде того времени. В 1914 году Лев Бакст стал членом Академии художеств. Умер в Париже 27 декабря 1924 года.

Художник Лев Бакст картины

 

Автопортрет

 

Бакст Л.С. Автопортрет

 

Древний Ужас

 

Жар-птица (балет Игоря Стравинского)

 

Иллюстрация к повести Н.В.Гоголя — Нос

 

Костюм Тамары Карсавиной

 

Молодой дагомеец

 

Нарцисс (балет Николая Черепнина)

 

Портрет Александра Бенуа

 

Портрет Андрея Белого

 

Портрет девочки

 

Портрет Зинаиды Гиппиус

 

Портрет Исаака Левитана

 

Портрет Л.П. Гриценко

 

Портрет Сергея Дягилева с няней

 

Ужин

 

Эллизиум

 

Эскиз декорации к балету «Послеполуденный отдых фавна»

 

Эскиз костюма для Иды Рубинштейн

 

Эскиз костюма Клеопатры для Иды Рубинштейн

Вам необходима быстрая и качественная печать рекламной продукции? Печать брошюр в полиграфии «Артстиль» станет для вас идеальным вариантом. Большой выбор услуг, приемлемые цены и удобное сотрудничество.

art-assorty.ru

БАКСТ Лев Самойлович - Галерея произведений (167 изображений). - Страница 5 из 9

admin 05.07.2013 Галерея, Новости, Топ-20 7,041 Показы

Открыть доступ 81 Бакст Лев "Древний ужас (Terror antiguus). Панно" 1908 Холст, масло 250х270 Государственный Русский музей 81 Бакст Лев «Древний ужас (Terror antiguus). Панно» 1908 Холст, масло 250х270 Государственный Русский музей 82. Бакст Лев "Портрет А.Я.Головина" 1908 Бумага, итальянский карандаш 31,5х22 Государственный Русский музей 82. Бакст Лев «Портрет А.Я.Головина» 1908 Бумага, итальянский карандаш 31,5х22 Государственный Русский музей 83. Бакст Лев "Портрет О.К.Орловой" 1909 Бумага на картоне, итальянский и цветной карандаши 63,5х45,1 Государственный Русский музей 83. Бакст Лев «Портрет О.К.Орловой» 1909 Бумага на картоне, итальянский и цветной карандаши 63,5х45,1 Государственный Русский музей 84. Бакст Лев "Портрет А.Л.Бакста, сына художника" 1908 Бумага, акварель, гуашь, пастель, белила 43,5х59,5 Государственная Третьяковская галерея 84. Бакст Лев «Портрет А.Л.Бакста, сына художника» 1908 Бумага, акварель, гуашь, пастель, белила 43,5х59,5 Государственная Третьяковская галерея 85. Бакст Лев "Нижинский и другие артисты на пляже Лидо" 1909 Холст, масло 18,5х26,7 Частное собрание за рубежом 85. Бакст Лев «Нижинский и другие артисты на пляже Лидо» 1909 Холст, масло 18,5х26,7 Частное собрание за рубежом 86. Бакст Лев "Женщины в восточных костюмах. Эскиз стенной росписи" 1910 Бумага, графитный карандаш, акварель, золото 33х25 Метрополитен-музей, Нью-Йорк 86. Бакст Лев «Женщины в восточных костюмах. Эскиз стенной росписи» 1910 Бумага, графитный карандаш, акварель, золото 33х25 Метрополитен-музей, Нью-Йорк 87. Бакст Лев "Эскиз костюма для Л.П.Бакст" 1903 Бумага, графитный карандаш, гуашь, белила 27,2х18 Государственная Третьяковская галерея 87. Бакст Лев «Эскиз костюма для Л.П.Бакст» 1903 Бумага, графитный карандаш, гуашь, белила 27,2х18 Государственная Третьяковская галерея 88. Бакст Лев "Эскиз женского костюма" 1912 Бумага, гуашь 88. Бакст Лев «Эскиз женского костюма» 1912 Бумага, гуашь 89. Бакст Лев "Эскизы женских костюмов" 1910 Бумага, графитный карандаш, акварель, золото 32,5х29 Частное собрание, Великобритания 89. Бакст Лев «Эскизы женских костюмов» 1910 Бумага, графитный карандаш, акварель, золото 32,5х29 Частное собрание, Великобритания 90. Бакст Лев "Эскиз женского костюма" Рубеж 1910-1920-х Бумага, графитный карандаш, акварель, гуашь, золото 28,5х25 Государственная Третьяковская галерея 90. Бакст Лев «Эскиз женского костюма» Рубеж 1910-1920-х Бумага, графитный карандаш, акварель, гуашь, золото 28,5х25 Государственная Третьяковская галерея 91. Бакст Лев "Охотница с собакой. Эскиз декоративного панно" 1922 Бумага, акварель 91. Бакст Лев «Охотница с собакой. Эскиз декоративного панно» 1922 Бумага, акварель 92. Бакст Лев "Нимфа-охотница. Эскиз костюма к балету Л.Делиба "Сильвия" 1901 Бумага, графитный карандаш, акварель, золото 28,1х21,1 Государственный Русский музей 92. Бакст Лев «Нимфа-охотница. Эскиз костюма к балету Л.Делиба «Сильвия» 1901 Бумага, графитный карандаш, акварель, золото 28,1х21,1 Государственный Русский музей 93. Бакст Лев "Вестник. Эскиз костюма к трагедии Еврипида "Ипполит" 1902 Бумага, карандаш, акварель, гуашь, серебро 29х21 Государственная картинная галерея Армении, Ереван 93. Бакст Лев «Вестник. Эскиз костюма к трагедии Еврипида «Ипполит» 1902 Бумага, карандаш, акварель, гуашь, серебро 29х21 Государственная картинная галерея Армении, Ереван 94. Бакст Лев "Площадь перед дворцом царя Тезея. Эскиз декорации к трагедии Еврипида "Ипполит" 1902 Бумага, гуашь, акварель 28,7х40,8 Государственный Русский музей 94. Бакст Лев «Площадь перед дворцом царя Тезея. Эскиз декорации к трагедии Еврипида «Ипполит» 1902 Бумага, гуашь, акварель 28,7х40,8 Государственный Русский музей 95. Бакст Лев "Фарфоровая кукла. Эскиз костюма к балету Й.Байера "Фея кукол" 1903 Бумага на картоне, графитный карандаш, акварель, белила 25х17,2 Государственный Русский музей 95. Бакст Лев «Фарфоровая кукла. Эскиз костюма к балету Й.Байера «Фея кукол» 1903 Бумага на картоне, графитный карандаш, акварель, белила 25х17,2 Государственный Русский музей 96. Бакст Лев "Фея кукол. Эскиз костюма к балету Й.Байера "Фея кукол" 1903 Бумага на картоне, графитный карандаш, акварель, белила Государственный Русский музей 96. Бакст Лев «Фея кукол. Эскиз костюма к балету Й.Байера «Фея кукол» 1903 Бумага на картоне, графитный карандаш, акварель, белила Государственный Русский музей 97. Бакст Лев "Кукла-испанка. Эскиз костюма к балету Й.Байера "Фея кукол" 1903 Бумага на картоне, графитный карандаш, акварель, тушь, серебро Государственный Русский музей 97. Бакст Лев «Кукла-испанка. Эскиз костюма к балету Й.Байера «Фея кукол» 1903 Бумага на картоне, графитный карандаш, акварель, тушь, серебро Государственный Русский музей 98. Бакст Лев "Солдат с куклой. Эскиз костюма к балету Й.Байера "Фея кукол" Бумага, акварель, графитный карандаш 28,2х17,3 Государственная Третьяковская галерея 98. Бакст Лев «Солдат с куклой. Эскиз костюма к балету Й.Байера «Фея кукол» Бумага, акварель, графитный карандаш 28,2х17,3 Государственная Третьяковская галерея 99. Бакст Лев "Почтальон. Эскиз костюма к балету Й.Байера "Фея кукол" 1903 Бумага на картоне, графитный карандаш, акварель, тушь, золото 37,1х29,3 Государственный Русский музей 99. Бакст Лев «Почтальон. Эскиз костюма к балету Й.Байера «Фея кукол» 1903 Бумага на картоне, графитный карандаш, акварель, тушь, золото 37,1х29,3 Государственный Русский музей 100. Бакст Лев "Эскиз костюма к балету Й.Байера "Фея кукол" 1903 Бумага на картоне, графитный карандаш, акварель, белила 34.1х27,5 Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства 100. Бакст Лев «Эскиз костюма к балету Й.Байера «Фея кукол» 1903 Бумага на картоне, графитный карандаш, акварель, белила 34.1х27,5 Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

cultobzor.ru

Бакст - создатель тканей. - vita_colorata

Не можем похвастаться очередями на выставки, как в первопрестольной, но сами наши теперешние выставки хороши, хоть народ на них не ломится, а ходит в привычном питерском режиме.Долгожданный "Бакст" в Русском музее открылся, пусть не так велик, как хотелось бы, но и за то спасибо ! Вместить всё творчество художника в одну выставку и не представляется возможным, так велико его наследие, разбросанное по нескольким странам. Его можно было легко поделить на много выставок: выставку портретов, выставку костюмов к балетам "Русских сезонов", выставку Бакста - текстильщика, так-как известно порядка ста его дизайнов для производителей тканей.

Картины Бакста из Русского музея нам давно знакомы, а вот интересная тема текстиля по его эскизам стала приятным, особенно для меня дополнением.Сразу отправлю к интересной статье 2012 года искусствоведа Елены Беспаловой на эту тему:http://www.nlobooks.ru/node/2653Дополню статью иллюстрациями, собранными по  инету, и некоторыми комментариями :

Костюмы и театральные декорации Бакста широко известны, он один из самых известных в мире театральных художников. Что же сделало ему такую славу ? Во многом, общий успех "Русских сезонов", которые открылись в мае 1909 года в Париже благодаря инициативе Дягилева, сумевшего собрать уникальный коллектив музыкантов,танцоров и певцов и художников. Сезоны дали новый толчок развитию балета на мировом уровне и декорационного искусства тоже. Художники, оформлявшие балеты, охватили крайне широкий спектр тем и сюжетов. "Русские сезоны" возникли на почве объединения "Мир искусства",для которого был характерен ретроспективизм.Художники, хорошо знавшие историю искусства разных времен и народов, легко создавали эскизы, но Бакст еще обладал природным чутьем на моду завтрашнего дня. Даже в его живописных работах проскакивает будущий стиль, задолго до его начала. Я стояла перед этой работой 1906 года на выставке и думала, что в разгар модерна, когда подсолнухи были популярны и появлялись даже в декоре фасадов домов ( наш питерский дом Лидваля на Каменноостровском - яркий пример), у Бакста уже трактовка почти в стиле ар-деко, пришедшем в 1925 году: четкая контурная обрисовка и условная раскраска, приближающая цветы почти к стилизованному паттерну.

bakst1-75.jpg

Уже в те годы Бакст писал о том, что ретроспективизм скоро уйдет и зритель устанет от него и захочет чего-то более примитивного, дикого, очищенного от культурных наслоений следующих эпох.Александр Бенуа в статье "Бакст- ирония и искусство" писал:"Целый век художники любовались и восхищались всеми стилями прошлого, с удивительным упорством старались их воспроизводить, но при этом главное внимание обращалось только на общий шаблон, на общие типы, и лишь кое-кто из очень чутких и тонких натур шел дальше, открывал, приглядываясь, что прелесть прошлого искусства, особенно декоративного,— в штрихах, в мазках, в самой лепке, в технике, в составных частях, из которых создается художественное произведение. Школа-академия, наоборот, святотатственно учила ужасному делу: «облагораживанию», «очищению» старинных форм от варварства."Леон Бакст, прекрасный рисовальщик с крепкой академической школой, что видно даже в эскизах костюмов, инстинктивно отринул этот академический подход. Конечно, не без оглядки на новейшие французские течения: в 1905 году на французском салоне были представлены картины художников -фовистов, Матисса, Дерена, ван Донгена, Брака и прочих.

Темы балетов "Русских сезонов" как раз хорошо вписывались в модный контекст: полихромность буколической Греции, пряный аромат Востока, экзотика далекой Индии, узорочье русских балаганов и языческие пляски древних славян. Талантливый интерпретатор Михаил Фокин провел балетные реформы, были отринуты корсеты, тело получило пластическую свободу и непринужденную красоту.

Все это не могло не покорить парижан. И отразилось на парижской моде. А Бакст стал успешно сотрудничать с модными домами Пуаре и Пакен, а затем с американскими производителями тканей.

Во всех эскизах Бакста ощущается прекрасное понимание формы одежды и её кроя, какой бы эпохи и места это не коснулось.И он блестяще стилизовал ткани, при этом не брал исторические дизайны, как это часто делают художники театра и кино, а даже на уровн паттерна создавал свой дизайн по мотивам, причем часто он выглядел из-за его стилизации модным продуктом.

Бакст прекрасно чувствовал свойства тканей, их прозрачность или тяжеловесную материальность, видел заранее, будет ли ткань красиво драпироваться, легко взлетать или переливаться на сгибах.

Узнается узбекский икат.

Колористика костюмов Бакста очень эстетична, подробно нарисованные ткани на костюмах могли бы быть отдельным дизайнерским продуктом.

Для всех своих костюмов он разрабатывает свою ткань.

Театральный костюм и сейчас, а раньше тем более, создавался при помощи клеевых красок, аппликации и вышивки, несмотря на грубоватость вблизи на сцене он выглядел волшебно и понятно, что парижские модельеры и модницы хотели такого же.

Обращение к созданию рисунков для тканей для Бакста - етественный процесс, продолжающий его творческую деятельность для театра и моды. В тканях, которые создавались уже в 20е, хорошо заметно влияние стиля ар-деко, большая стилизованность всех мотивов, геометричность и открытые ясные цвета.

Отдельный интерес представляет обращение Бакста к античности, но об этом отдельно.

vita-colorata.livejournal.com

Бакст и античность - vita_colorata

В детстве картина Леона Бакста "Древний ужас" стала одним из моих ярких впечатлений от похода в Русский музей. Потом она отчего-то долго была в запасниках и я увидела её снова через промежуток лет. Передать её фотографией достаточно сложно ( как любую хорошую живопись), в первую очередь от того, что художник хорошо передал неотчетливость увиденной при всполохе молнии картины античного мира. Это не только видение богини античным человеком, это еще и наше видение античного мира, который может открыться на секунду, как от удара молнии, но никогда уже не будет увиден ясно и целиком.

Эта тоска по былым историческим временам была характерна для конца 19 века и начала 20 века. Она отразилась и в поэзии, и в многочисленных переводах трагедий античного времени. Анненский и Цветаева сами писали пьесы на сюжеты из античной мифологии. По инициативе Вячеслава Иванова устраивались дионисийские вечера, на которых водили хороводы в хитонах. Максимилиан Волошин изображал грека в хитоне в Крыму - бывшей греческой колонии. А в театре ставились трагедии, оперы и балеты. Интерес к античности был сильно подогрет археологическими находками Шлимана в Трое и раскопками в Помпеях.

Живопись изначально обратилась к более позднему эллинистическому периоду, Альма-Тадема в Англии, Семирадский в России  писали картины, на которых прославлялась идеальная красота, иногда даже немного славащая. Красивые тела, красивые позы, обилие красивых деталей.

Фрагменты картины Семирадского из Русского музея 1889 года "Фрида на празднике Посейдона в Элевзине".

Однако в искусстве начала 20  века наметился перенос интереса с греческой классики на архаику. Скульптор Сергей Коненков создает в 1900-12 годах ряд скульптурных портретов-аллегорий: Кора, Вакх, Эос, Нике, Урания.Одним из первых к ней обратился Валентин Серов. Большая часть его античного цикла была создана во второй половине 1900 х годов после путешествия в 1907 году в Грецию вместе с Бакстом. На обоих художников Греция оказала сильное влияние. О том, как сильно был Серов одержим античностью, говорят многочисленные варианты его работ: 6 живописных несколько скульптурных и графических версий "Похищения Европы".Пять версий "Одиссея и Навзикаи".Легко заметить у Европы Серова те же архаические раскосые глаза, что и у Коры на картине Бакста.

У Серова уже появился декоративный прием плоскостного изображения фигур, как на архаических фризах или на росписи греческих ваз. Композиция "Одиссея и Навзикаи" близка к композициям росписи ваз. Но к ней добавлено бескрайнее небо и море, с которым один на один так долго пробыл Одиссей.

Это об этом строки из стихотворения Осипа Мандельштама 1917 года:

"И, покинув корабль, натрудивший в морях полотно,Одиссей возвратился, пространством и временем полный."

Даже названия художественных журналов 1900-1910 годов были показательны: "Аполлон" и "Золотое руно".Обложка журнала "Аполлон" работы Леона Бакста.

Одной из первых работ на тему античности для театра стала для Бакста трагедия Еврипида "Ипполит" в постановке 1902 года на сцене Александринского театра. Главными в реализации замысла стали режиссер Юрий Озаровский , переводчик Дмитрий Мережсковский и Бакст - художник. Озаровский, увлеченный античным искусством, хотел поставить трагедию так, как ее видели афиняне полторы тысячи лет назад. Мережковский, тоже увлеченный мистической сущностью античной драмы, перед спектаклем выступил с программной речью, в которой отметил обновленный взгляд на античность, после холодного как мрамор классицизма 18 и 19 веков вновь забилось живое сердце.Бакст создает эскиз декорации и костюмы. В поисках решения он делает зарисовки в Эрмитаже и знакомится с материалами раскопок Шлимана. Обращаясь к архаическому примитиву он ищет условный принцип художественного решения. .

Графика эскизов костюмов сразу выдает источник вдохновения: античную вазопись.

Выразительный силуэт воина в профиль с высоким гребнем на шлеме, видимо, полюбился Баксту и был неоднократно им повторен в других постановках на античную тему.

Художнику приходилось вникать в формообразование античной одежды, которая отличалась от той, что носили в начале века. В первую очередь своей свободой, ведь это было еще время, когда носили корсеты. И надо сразу сказать, что театральные постановки повлияли на развитие моды. Баксту же нужно было понять принципы драпировки, которые европейцу были не совсем свойственны, мода развивалась за счет кроя.

Надо отметить, что Бакст не прямо перенимал античные формы, а творчески перерабатывал их, выбирая необходимые ему элементы. Его одежды лишь имитировали туники из тонких тканей, поверх которых надевался богато декорированный хитон. В края хитона, чтобы они не разлетались, вшивали грузики из металла.

Чернофигурная аттическая гидрия, около 510 г до н.э. Мюнхен .Суд Париса.

Хитоны и туники, богато орнаментированные стилизованными архаическими орнаментами, лишь имитировали античные конструкции из складок, сами же кроились по привычным для 20 века схемам отрезного или цельнокроенного платья, выполнялись на подкладке, застегивались на спине на пуговицы и крючки. Живописно заложенные драпировки накрепко пристрачивались к талии.

Декоративное оформление костюмов отличалось в зависимости от значимости персонажей. Орнаменты на платьях главных персонажей вышивались, на одежде рабов  наносились краской по трафарету.

В "Ипполите" художник нашел те излюбленные орнаментальные мотивы, которые он успешно применял и дальше: циклические круги, точечные розетты, крестик, "трехточия", шашечка, шевроны, волнистые линии, меандры, стилизованные веточки плюща и оливы.

Другой характерной чертой первого античного проекта Бакста стала заметная ориентальность, которая сопровождала все его проекты. Одеяния были невероятно полихромны и декоративны. Конечно, наше представление об античной одежде в белом цвете ( характерное для моды времен Второй Директории с её классическими темами) не совсем верно, античная одежда была окрашена, причем достаточно разноообразно, что хорошо показывают помпейские росписи.  Для окраски испльзовались дорогой пурпур и более дешевые кустарники: марена, сафлор, орсейлевый и лакмусовый лишайники. И одежда дополнительно вышивалась орнаментами, в основном по краям.У Бакста цветовая гамма достаточно широка, включает в себя модные во время модерна фиолетово-сиреневые тона, а также красно-оранжевые, малиновые, синие, даже черные. Обилие крупных украшений создавало впечатление почти восточной роскоши, которая потом стала ассоциироваться с "Русскими сезонами" у парижан. Это мир не обособленности эпохи расцвета античности, а космополитичности архаического периода, которая впитывала легко восточные влияния.

Эти же идеи были продолжены и развиты в постановке трагедии Софокла "Эдип в Колоне" в 1904 году тоже в Александринском театре с теми же соавторами.С декорациями работа шла непросто, о чем можно узнать из писем Бакста к невесте, они получались поначалу слишком солнечные и умиротворенные, возможно, что его личное настроение в это время никак не было трагедийным.  Бакст мечтал поехать в Грецию за вдохновением, но провел время в разъездах по Европе, поэтому зарисовки французских Альп и итальянских Апеннин стали натурным материалом для декораций к "Эдипу".

Картина, как раз сделанная в этот период, хранится в псковском музее-заповеднике.

Эскиз театрального занавеса "Элизиум", 1906 год, Третьяковская галерея. Занавес делался для нового театра на Офицерской улице. Занавес настраивал пришедших зрителей на символический лад, живописным языком он рассказывал о идеале античной утопии по Гомеру:" Где пробегают светло беспечные дни человека,Где ни метелей, ни ливней, ни хладов зимы не бывает..."

В питерском климате уйти на время в древнегреческий "Элизиум" - немножко отогреться душой до выхода на улицу.

Костюмы к "Эдипу" так же основывались на полюбившейся Баксту вазописи. Для древнегреческих трагедий хорошо подходил драматизм чернофигурного стиля с активными черными силуэтами и условными выразительными жестами. А для художника эпохи модерна подходила насыщенная орнаментика форм.

Бакст использует в работе теперь не приемы живописи, а широкие заливки акварелью, более декоративные. Колористика эскизов обогатилась терракото-оранжевыми, травянисто-болотными, кобальтовыми цветами. Бакст применяет часто несочетаемые для того времени сочетания цветов, что стало излюбленным приемом в "античных" балетах и изрядно будоражило модную публику, видевшую свежие, непривычные гаммы, дикие, на взгляд эстета и оттого притягательные своей первозданной красотой.

Костюмы Антигоны и Исмены на фоне цветной толпы были акцентами: белым и черным, таким образом, Бакст использовал цвет как синоним смысла.

Отдельная история у многолетнего творческого союза Бакста и Иды Рубинштейн. Начиная с 1904 года актриса играет во многих трагедиях, оформленных Бакстом, где он создавал для неё костюмы Федры (1917 год), Антигоны ( 1904 год),Елены Спартанской ( 1912 год), Федры ( 1923 год).  Эскизы, сделанные для Иды более индивидуальны, узнается её характерный профиль и вытянутые пропорции тела.

Удивительно, но уже после нескольких работ на античную тему, Бакст отправился вместе с Серовым в путешествие по Греции в 1907 году. Наконец он увидел то, что мечтал увидеть, петербургские впечатления от Греции пришлось во многом пересмотреть и упорядочить. Это было путешествие не только в пространстве,но и во времени,почти по Мандельштаму.После этой поездки и появился эпичный "Древний ужас" с богиней Корой на первом плане. Она стоит внизу полотна и смотрит не поверх голов, а прямо нам в глаза, но глаз её не разглядеть, как невозможно разглядеть глаз у судьбы.

Любопытно, что "Terror Antiquus" был написан под впечатлением от грозы в Дельфах:

" Я повернулся спиной к гостинице и ахнул даже: пропасть, гигантская, бездонная ночью - совсем у моих ног...где-то глубоко внизу, в долине, под ослепительно лилово-голубыми молниями, лежат белые мраморные храмы - сказочные домики, рассыпанные под чудовищными руками Циклопов,... Разве не в гневе сбросили они их с отвесных, мрачных громад, недоброжелательным хором окруживших дерзкое белой капище ?  Оглушающий треск и сверкание настолько сильны, что кажется молния пронзает насквозь - еле держишься на ногах...  Беспрерывные широкие молнии режут гигантским лезвием глаз - еще бархатнее и диче кажется бездонная пропасть под окнами...  Какая странная, какая страшная декорация !"

У художника уже сложилось театральное восприятие ситуации, он видит мизансцену на фоне декорации.Когда Бакст писал картину, то добивался специально ощущения "патины времени", поэтому использовал специальные новоизобретенные краски, которые не имели жирного блеска масляных красок. Картина имела большой успех на осеннем салоне 1909 года в Париже и была удостоена золотой медали в Брюсселе, но сам автор остался не вполне доволен результатом, желая написать другой вариант.

Но далее Бакст стал продолжать свою театрально-декорационную деятельность.Он оформил антрепризу Иды Рубинштейн в театре Шатле в 1914 году - трагедию Верхарна "Елена Спартанская", неосуществленный балет "Орфей" и две постановки "Федры" 1917 и 1923 годов в версиях разных авторов: Расина и Габриэля Д. Аннунцио.По прежнему Древняя Греция у Бакста была восточно декоративна.

"Русские сезоны" представляли в Париже много балетов на античные темы, оформленные Бакстом. "Клеопатра", "Нарцисс", "Дафнис и Хлоя" и "Послеполуденный отдых фавна", в котором архаика имитировалась даже движениями.Бакст к этому времени был уже мастеровитым художником со сложившимся стилем, наработанными приемами, которые обеспечивали ему успех у публики.

Балет, в отличие от статичной трагедии, привнес в эскизы Бакста движение, особенно оно заметно в вакхических плясках его персонажей. Дионисийские пляски можно было увидеть и в балетах у Фокина у балерин-босоножек, последовательниц Айседоры Дункан. Известно, что для балета "Вакханалия" Бакст прорабатывал не только костюмы, но и акессуары: парики, тирсы, свирели, тамбурины.

Парижские модницы, для которых он стал создавать костюмы, с удовольствием носили платья по античным мотивам.У художника был большой опыт по превращению античных фасонов в платья европейского кроя.

Античная тема в товрчестве Бакста была столь успешна благодаря любви художника к античной Греции и прекрасному знанию материала.

vita-colorata.livejournal.com

Многогранный Бакст - Наводы

Новость из мира Искусства

Л.С. Бакст. Афиша для "Базара кукол",1899

Действительно, 2016 год - это год Льва Бакста! О выставке в Минске я уже рассказала, а ещё одна масштабная выставка Бакста открылась несколько дней назад в Корпусе Бенуа Русского музея в Петербурге. Такой грандиозной выставки Бакста в России еще не было - пейзажи и портреты, театральные декорации и костюмы для балетов, оформление журналов и ткани. Всего в залах корпуса Бенуа можно увидеть более 160 произведений искусства: 100 из фондов Русского музея, остальные были предоставлены Эрмитажем, Третьяковской галереей, Театральным музеем им. А.А.Бахрушина, музеем-заповедником "Петергоф", галереей "Наши художники", KGallery. Экспозиция включает как первые художественные опыты Бакста, так и работы, созданные им в период жизни за границей. До сих пор творчество Бакста было гораздо более известно в Европе и США, чем в России. Выставка будет открыта до мая 2016 года.Откуда взялся псевдоним Бакста, благодаря которому в России его принимали за иностранца? Это укороченная фамилия деда по материнской линии, Бакстера, известного парижского портного времён Второй Империи, держателя модного салона и мануфактуры. Получив высочайшее предложение перебраться в Российскую Империю и стать поставщиком для армии, он переехал сначала в Гродно, а потом и в Санкт-Петербург, где Бакстеру благоволил сам император Александр II.

Л.С. Бакст. Автопортрет, 1893. Картон, масло

Яркая фигура в искусстве модерна, Бакст посещал вольнослушателем Академию художеств, учился акварели у Альберта Бенуа, брал частные уроки у парижских мастеров. Освоив различные техники, он выработал собственный узнаваемый стиль, для которого характерны подвижность мазков, лёгкость линий, подчёркнутая цветовая контрастность. Как живописец Бакст проявил себя в портретном жанре. Портреты, написанные Бакстом,  демонстрируют не только выдающийся талант Бакста-художника, но и его умение понять характер человека, его психологию.

Л.С. Бакст. Портрет С.П.Дягилева с няней, 1906. Холст, масло

Дмитрий Философов (двоюродный брат С.П.Дягилева) был редактором литературного отдела журнала "Мир искусства" (1898—1904), позже занял должность руководителя отдела художественной критики.

Леон Бакст. Портрет Д. Философова,1897

Л.С. Бакст. Портрет А.Н. Бенуа, 1898

Л.С.Бакст. Ужин,1902. Холст, масло.

Л.С. Бакст. Портрет Е.И. Набоковой. 1910. Бумага на картоне, итальянский и цветные карандаши.

В 1903 году Бакст перешёл в лютеранство ради брака с дочерью П.М. Третьякова - Л.П. Гриценко. Она была его женой с 1903 до 1909.

Л.С. Бакст. Портрет Л.П.Гриценко-Бакст, 1903

Л.С. Бакст. Портрет М.Н.Гриценко в детстве, 1905. Холст, пастель

Л.С. Бакст. портрет Иды Рубинштейн

Самое знаменитое полотно Бакста на выставке "Древний ужас", созданное по мотивам поездки художника в Грецию. Сюжет - актуальный во все времена: Афродита с улыбкой отвернулась от гибнущей античной цивилизации.

Л.С.Бакст. Древний ужас, 1908. Холст, масло

Л.С.Бакст. Улица в дождь. Франция. 1890-е

С 1902 года Бакст работал художником-постановщиком в Эрмитажном и Александринском театрах, а в 1911 году стал художественным руководителем "Русских сезонов" Дягилева.

Л.С.Бакст. Элизиум. 1906. Занавес для Драматического театра В.Ф.Комиссаржевской в Санкт-Петербурге. Холст, темпера

Л.С. Бакст. Античное видение, 1906. Эскиз фронтисписа к произведению А.А. Кондратьева "Сатиресса".

Л.С. Бакст. Диана, 1901

Л.С. Бакст. Менаде, 1916

Наследие художника составляют не только его живописные, графические и театральные работы, но также обширная переписка, эссе, киносценарий и автобиографический роман "Жестокая первая любовь", рассказывающий о любви художника к актрисе Марсель Жоссе и жизни в Санкт-Петербурге на рубеже веков. Литературные труды Бакста были изданы издательством "Искусство" в 2012 году.

galik-123.livejournal.com

Лев Бакст: выставка неизвестных принтов для ткани в Москве | VOGUE | ЖУРНАЛ | Журнал

Неизвестные принты Льва Бакста, созданные в Америке в двадцатые годы и найденные недавно, увидят свет в Москве

Нет великого и малого в искусстве. Бенвенуто Челлини собственноручно делал чашки и солонки». Так великий русский художник Лев Бакст отвечал на вопрос, зачем ему — революционеру, создателю дягилевских «Русских сезонов» — рисовать для текстильных маг­натов. Сотня его эскизов для массового производства набивного шелка, созданная по заказу американского миллионера Артура Селига девяносто лет назад, стала последним — и самым неизвестным — арт-проектом Бакста.

На деле низкий портновский жанр привлекал художника не меньше высокого театрального еще с петербургских времен: параллельно кос­тюмам для балетов Александринского теат­ра Бакст создавал и повседневные наряды для своей супруги Любови Гриценко, дочери Павла Третьякова — к слову, не только основателя галереи, но и владельца текстильных фабрик. «Клиентки приходили с красивой акварелью, купленной у Бакста за большие деньги», — писал в своих мемуарах тогдашний король парижской моды Поль Пуаре. За двенадцать рисунков платьев он как-то предложил Баксту двенадцать тысяч франков. История не сохранила условий, на которых Бакст в итоге подписал с Пуаре контракт и год поставлял ему идеи.

В 1912 году художник заключил новый договор, на три года, с другим важным для парижской моды Домом — Жанны Пакен. Бакст получал десять процентов с продажи каждого наряда с придуманными им узорами. А во время Первой мировой он уже всерьез обсуждал создание собственного бюро проектирования не только тканей и одежды, но и посуды, мебели, предметов интерьера, замахивался даже на автомобили. Такой имперский взгляд модельеров на дизайн станет общим местом лишь спустя столетие, в нашу эру готовой одежды и моды как индустрии.

Вместе с фовистом и кубистом Раулем Дюфи, который в те же годы работал для Пуаре, Бакст скрепил союз искусства и моды — за два десятилетия до арт-экспериментов Эльзы Скьяпарелли с Сальвадором Дали и Жаном Кокто. Теперь такое в порядке вещей: признанный гений дня в союзе с модными марками создает для них коллекцию с дизайном в своем стиле. Только один французский Дом Louis Vuitton отметился за последние годы коллаборациями с американскими граффитистом Стивеном Спраузом и неоконцептуалистом Ричардом ­Принсом, с японским суперлатистом Такаси ­Мураками, а осенью аксессуары и одежду марки разукрасила в свой фирменный ­горох бабушка японского поп-арта Яёи Кусама.

«Людям сейчас все более важно ощущение уникальности, эксклюзивности, — объяснял русскому VOGUE Раф Симонс после своей дебютной кутюрной коллекции для Dior, где, в частности, были принты по мотивами картин Стерлинга Руби: их техника была создана специально, чтобы максимально передать эффект экспрессивных полотен художника. — Ткань, фактуры, расцветки как раз позволяют продемонстрировать ручную работу, мастерство без показушности».

И вот на фоне всего этого в мире весьма символично вдруг вновь объявились эскизы тканей Льва Бакста для Селига. Во время позапрошлогоднего кризиса Институт искусств Мэриленда, в запасниках которого эскизы пролежали шестьдесят лет, был вынужден выставить их на торги. Работы Бакста купила русская коллекционер и галеристка Наталия Курникова. Теперь выставкой тридцати трех эскизов ее галерея «Наши художники» открывает свою работу в новом пространстве на Остоженке.

Лев Бакст, 1900-е

8 апреля 1923 года в особняке Райтов на Мэдисон-авеню прошел бал Bakst. Интерьеры были оформлены картинами Бакста, а сам художник создал костюм для хозяйки вечера Кобины Райт из жемчуга и перьев. Фото Эдварда Штайхена, 1923

Эскиз орнамента для шелка, Лев Бакст, бумага, гуашь, 1923–1924, из собрания галереи «Наши художники»

Эскиз орнамента для шелка, Лев Бакст, бумага, гуашь, 1923–1924, из собрания галереи «Наши художники»

Сотрудничества Бакста с Селигом могло бы не случиться, если бы не Первая мировая война, которая поставила крест на планах художника создать в Париже свое дизайн-бюро. Популярность дягилевских сезонов пошла на спад, к тому же между импресарио и художником случился разрыв: Дягилев, пообещав Баксту отдать ему оформление балета «Волшебная лавка», вдруг позвал в проект декоратора Андре Дерена. В итоге, когда Баксту, кормильцу семьи из четырнадцати человек, сделали предложение приехать в вышедшую из войны победительницей Америку — проводить выставки, читать лекции, писать портреты бомонда, он согласился.

В январе 1923 года в нью-йоркском отеле «Плаза» Бакст с оглушительным успехом прочел свою первую лекцию о моде (ее текст был опубликован в VOGUE). Считается, что именно после нее художник и был представлен шелковому королю Америки Селигу. Тот предложил Баксту создать орнаменты для его тканей, попросив использовать народные американские мотивы. Тогда они активно входили в моду. Началась эра увлечения джазом, блюзом, чарльстоном — «искусством черных»: полмиллиона афроамериканцев после Первой мировой переехали с юга Америки на север, начался «гарлемский ренессанс». Добавить сюда самую большую волну иммигрантов из обедневшей Европы и восстановление в правах индейцев — не удивительно, что в двадцатые все этническое становилось хитом.

Гражданин мира, Бакст — гродненский еврей, учившийся в Петербурге, прославившийся в Париже и вдохновлявшийся культурой стран половины земли, — предложение Селига встретил с энтузиазмом. «Америка обладает самым необходимым элементом изобразительного искусства, его основой — цветом, — восхищался художник в интервью местным газетам. — Нет такой страны в мире, где свежесть, интенсивность, поэзия цвета поражает глаз так, как это происходит в Америке. Сильный, пылающий, бескомпромиссный цвет — это что-то вроде коренного американского продукта».

Бакст вступил в переписку со специалистом по американским древностям Кроуфордом, подписался на бюллетень Археологического института Америки, а в следующий приезд, через год, отправился в путешествие по Западному побережью изучать искусство индейцев в резервациях Калифорнии и Великих равнин: керамику, тиснение по коже, покрывала, ковры племен навахо, акома, хопи. В них художник увидел, как выразился сам, «зеленую свежесть примитива»: абстрактные стилизации, симметричность рисунков, живость цветов.

Обложка VOGUE US с костюмом к балету «Волшебная лавка», август 1920

Эскиз костюма к балету «Пери», акварель, 1911

Иллюстрация Хэрриет Мизроул по мотивам принтов Бакста для ткани, VOGUE US, апрель 1924

Все то же отличало костюмы, сценографию и прочее творчество самого Бакста еще со времен работы в Петербурге и стало его визитной карточкой в спектаклях «Русских сезонов». Орнамент художник называл «краеугольным камнем всего движения»: «Я настаиваю на орнаменте. Сто лет назад от него отказались, позволив лицу женщины доминировать над ее костюмом. Модельеры делали большую ошибку, когда недооценивали силуэт».

А краеугольным камнем бакстовского орнамента была геометрия. В этом модернист Бакст был наследником по прямой безвестных создателей лоскутных костюмов Арлекина, авторов античных амфор и древнеегипетских пиктограмм — у  него сложность узора так же возникала из изобретательно сложенных вместе простых элементов. На костюмах для балета «Нарцисс» Бакст выстраивал в строгом порядке концентри­ческие круги с контрастным горохом внутри. В «Пизанелле» — треугольники, в «Дафнисе и Хлое» — ромбы и шахматная клетка, в «Садко» — полумесяцы. В «Жар-птице» геометрию образовывали трафаретные птицы и звезды. Бывало и наоборот: Бакст мог выкладывать из простых фигур изображения животных, арабески, целые миниатюры.

Так и в его узорах для шелка. На одном эскизе абстрактные, вдохновленные изображениями ацтеков и инков фигурки женщин, всадников, крылатых чудищ — однотонные, но заштрихованные внутри, да и фон — структурный, пуантилистский. Другой орнамент состоит из цветных треугольников в шахматном порядке, но эти треугольники на самом деле — то ли стилизованные мохнатые ели, то ли жилки засушенных листьев из гербария. Даже сложнейшие на первый взгляд узоры упорядочены. Взять хотя бы изображающий негритенка: на нем и пиктограмма человека, и солнце, и птицы, и парафраз на ионические капители, и «елочка». Но асимметрична только цветовая гамма.

Для Бакста структурность его рисунков была не только актуальным декоративным приемом — наступала эпоха ар-деко, — но имела и практический смысл: «Если рассмотреть мой первый костюм, для Юдифи, с помощью отчетливых черных треугольников на ее груди в верхней ее части мне удалось уменьшить в размере нижнюю часть грудной клетки, сузив обычный угол зрения публики с помощью египетской геометрии». Если это работало на сцене, то какой эффект могло произвести на повседневной одежде?

Эскиз декораций к балету «Дафнис и Хлоя», акварель, 1912

Использовал художник и русские мотивы. Узор с малороссийских вышивок рубашек стал на эскизах фоном, жостовские цветы — наоборот, вышли на первый план, лишившись черного задника, как и хохломские лебеди и листья рябины. Были еще индийские ведические завитки, минотавры и Икары, растительность с персидских и турецких ковров — у эскизов тканей Бакста те же экзотические источники вдохновения, что и во времена «Мира искусства» и балетов. И вновь шквал цветов — Бакст в текстиле тот же колорист, потрясший Париж во времена Дягилева неожиданными контрапунктами: оранжевый он сочетал с синим и зеленым, зеленый — с красным, розовый — с охристым. «В каждом цвете существуют оттенки, выражающие иногда искренность, иногда чувственность и даже зверство, гордость и иногда отчаяние, — полагал Бакст. — Художник, знающий, как получить от этого пользу, подобен дирижеру оркестра, способному одним взмахом палочки привести все в движение и извлечь тысячу звуков, не сделав ошибки».

Меньше чем за год Бакст передал Селигу девяносто шесть эскизов, в производство пошли двена­дцать из них. Ткани Селига продавали в универмагах Lord & Taylor (в Нью-Йорке — на Пятой авеню). А VOGUE, в этот раз посвятивший Баксту собственную статью и сопроводивший ее иллюстрацией того, как могли бы выглядеть платья, сшитые из этой ткани, формулировал: «Эти принты — варварские до предела, но не грубые и не эксцентричные. Счастье для женщин, которые больше не хотят носить в городе черное, а за городом — белое! Узоры Бакста с их чудесными оттенками и оригинальным дизайном, которые созданы с безусловным остроумием, — превосходный способ самовыразиться и одновременно сделать это комильфо».

На этом сотрудничество Селига и Бакста закончилось — в декабре 1924 года художник скончался в Париже. А дальше — в духе лучших детективных нуаров эпохи вроде «Мальтийского сокола». Последние сорок эскизов, присланных Бакстом, хранились у его американского адвоката. В 1927 году их возили по Америке, выставляли и в Центре искусств в Нью-Йорке. Неизвестно как, но работы попали к экс-директору Мэрилендского колледжа Алону Бементу: лишь тридцать три из сорока. Бемент передал эскизы в коллекцию вуза. В 1943 году эти картонные листы формата А3 с рисунками, выполненными гуашью, продемонстрировали широкой публике все вместе в последний раз.

К выставке в России итальянская мануфактура Punto Como напечатала несколько образцов узоров на ручных станках. «Велико было искушение посмотреть, как же все-таки они выглядят на шелке, — объясняет Наталия Курникова, демонстрируя результат. — В основном, мы попали в цвет. Но некоторые оттенки, видите, — немного другие: хоть Бакст и снабдил эскизы номерами цветов, передать все в полной точности не удалось. Но кто скажет, что это придумано столетие назад?»

И правда, негритята будущей весной — на платьях Dolce & Gabbana, шахматные ромбы — на костюмах Balmain, птицы и античные орнаменты — у Mary Katrantzou, контрастные треугольники на груди — у Aquilano.Rimondi.

После нынешней выставки эскизы Бакста снова займут свое место в запасниках, уже в «Наших художниках». Но вернулись они оттуда в самое нужное время. В эпоху, когда у всех уважающих себя дизайнеров есть художник-муза, а каждая марка заключает свои союзы моды и искусства, авторские принты русского художника, даже проведя почти век вдали от людских глаз, оказываются синонимом самой моды — с ее остросюжетными поворотами, революциями, счастливыми случаями, экзотическим вдохновением и судьбами замечательных людей.

www.vogue.ru

Бакст, Леон (1866 - 1924). Картины художников — Журнал по дизайну и культуре

Автопортрет. Л.С. Бакст

Автопортрет. Л.С. Бакст

Лев Розенберг (Леон Бакст) родился 8 февраля (27 января) 1866 года в Гродно (в настоящее время Беларусь) в небогатой еврейской семье учёного-талмудиста. После окончания гимназии учился вольнослушателем в Российской Академии Художеств, подрабатывая иллюстрацией книг. Картины художника и созданные им театральные декорации стали заметным явлением российской культуры рубежа XIX — XX веков.

На первой своей выставке (1889) принял псевдоним Бакст укороченную фамилию бабушки (Бакстер). В начале 1890-х годов выставлялся в Обществе акварелистов. В 1893-1897 годах Бакст жил в Париже, часто возвращаясь в Санкт-Петербург. С середины 90-х художник примыкал к кружку писателей и художников, формировавшемуся вокруг Дягилева и Александра Бенуа, который позднее превратился в объединение Мир Искусства. В 1898 году совместно с Дягилевым Бакст принял участие в основании одноименного издания. Графика, изданная в этом журнале, принесла ему славу. Продолжая заниматься станковой живописью, создал портреты Малявина (1899), Розанова (1901), Андрея Белого (1905), Зинаиды Гиппиус (1906). Также, художник преподавал живопись детям великого князя Владимира. В 1902 году в Париже Бакст получил заказ от Николая II на Встречу русских моряков.

Портрет Сергея Дягилева с его няней. Холст, масло. 1906 г. Л.Бакст.

Портрет Сергея Дягилева с его няней. Холст, масло. 1906 г. Л.Бакст.

В 1898 году Бакст показал работы на организованной Дягилевым Первой выставке картин российских и финских художников; на выставках Мира Искусства, на выставке Secession в Мюнхене, выставках Артели русских художников, и т.д.

В 1905 году, мастер работал для журналов Жупел, Адская почта, Сатирикон, позднее в художественном журнале Аполлон.

С 1907 года Бакст жил, в основном, в Париже и работал над театральными декорациями, в которых произвёл настоящую революцию. Он создал декорации для греческих трагедий, а с 1908 году вошёл в историю как автор декораций для дягилевских Ballets Russes (Клеопатра 1909, Шахерезада 1910, Карнавал 1910, Нарцисс 1911, Дафнис и Хлоя 1912).

Во время визитов в Санкт-Петербург, художник преподавал в школе Званцевой. В период 1908-1910 годов одним из его учеников был Марк Шагал, но в 1910 году они прервали отношения.

В 1914 году Бакст был избран членом Академии художеств.

27 декабря 1924 года художник года скончался в Париже.

При подготовке публикации были использованы материалы из открытых источников.

ГАЛЕРЕЯ ИЛЛЮСТРАЦИЙ:

Читайте также:

www.5arts.info


Evg-Crystal | Все права защищены © 2018 | Карта сайта